Масиас Нгема [Экваториальная Гвинея] 1968-1979

Масиас Нгема [Экваториальная Гвинея] 1968-1979

3 августа 1979 года в африканском государстве Экваториальная Гвинея произошёл государственный переворот: 400 наёмников, прибывших из Марокко, выкинули из президентского кресла Франсиско Масиаса Нгему. «Да господи, — скажете вы, — кому такая информация вообще нужна? Подумаешь, в Африке очередного президента свергли. У них революции буквально каждую неделю. Местные жители наверняка утром встают и первым делом интересуются — простите, а кто сегодня-то нами управляет?». Отчасти конечно, это правда — но не всё тут так уж просто.

Кусочки министров

Масиас Нгема властвовал над крохотной (300 тысяч населения) республикой с момента получения независимости в 1968 году — Экваториальная Гвинея была испанской колонией. Начал этот милый 44-летний человек с конфискации у испанских фермеров всего скота и земель: несогласных с этим мудрым решением для экономии времени без споров и дискуссий забивали насмерть. Экстаз национальной революции не пришёлся фермерам по вкусу: 7 тысяч граждан Испании оперативно побросали все чемоданы и сбежали налегке. За испанцев попытался вступиться министр внутренних дел. Чиновника вызвали к Масиасу на воскресный обед: для начала сломали обе ноги, заключили в тюрьму, а потом и убили. Населению моментально стало ясно — президент человек нервный, лучше ему по воскресеньям не возражать. Да и в остальные дни недели, пожалуй, тоже. Других министров (десять человек из двенадцати) аналогично казнили — что называется, «за компанию». Это в Африке старая традиция — если уж кого начинают казнить, остановиться потом чрезвычайно трудно. Например, директора бюро статистики, озвучившего неприятные цифры (мол, из Экваториальной Гвинеи сбежала почти половина граждан), президент Масиас Нгема приказал порезать на кусочки: «чтобы научился считать». После некоторых размышлений были поголовно казнены любовники и мужья всех бывших женщин диктатора — он полагал, что экс-возлюбленные должны хранить ему верность до конца своей жизни. Приятный человек, правда? Наконец, президент расстрелял главу Национального банка, а валюту и золото перенёс на хранение к себе домой. «Так денежки целее будут» — улыбался рачительный Масиас. Потом, опасаясь воров, он спрятал доллары в бамбуковом лесу, и половина «баксов» сгнила.

Президент Франсиско Масиас Нгема на церемонии открытия нового административного здания. 1973 г. Фото: РИА Новости / В. Снеговский
Президент Франсиско Масиас Нгема на церемонии открытия нового административного здания. 1973 г. Фото: РИА Новости / В. Снеговский

 

«Нет бога, кроме президента»

 

Довольно скоро из Экваториальной Гвинеи разбежалась вся интеллигенция, и там осталось лишь 10 (десять!) человек с высшим образованием. Из 300 тысяч населения уехало 125 000, а ещё 50 000 были убиты. Главную дорогу страны, ведущую за рубеж, заминировали: уничтожили все рыбацкие лодки — дабы никто не мог уехать или уплыть из столь прекрасного рая. Масиас Нгема основал Единую национальную партию трудящихся, и туда включили всех граждан страны с 14-летнего возраста. Отказавшихся привычно убивали. Зарплату получали лишь армия и полиция — здания министерств пустовали, зарастая диким плющом: там некому было работать. Во-первых, «умники» вычислены и казнены, во-вторых, всё равно же денег не платят. За продуктами стояли огромные очереди, в квартирах не было электричества. «Это наследие проклятых колонизаторов, — объяснял народу Нгема. — Ничего, вот скоро заживём-то!». Ему постоянно казалось, что неблагодарный народ недостаточно любит такого прекрасного лидера. Поэтому Нгема приказал священникам поминать в молитвах — «Бог создал Экваториальную Гвинею благодаря Масиасу», но затем лозунг изменили, чтобы было понятнее — «Нет бога, кроме Масиаса». В итоге, католические храмы закрыли, переоборудовав под склады. Действительно, зачем они нужны, если бог — это президент?

Франсиско Масиас Нгема плохо учился — он лишь с четвёртого раза, с великим трудом сдал в своё время экзамены на сотрудника колониальной администрации. Умные люди его капитально раздражали — поэтому «лидер революции» запретил всем (!) в государстве носить очки, и приказал не употреблять под страхом расстрела страшное слово «интеллектуал». «Я хоть сам и из народа, но и сам не дурак, — хмурился Масиас. — А они очки надевают, чтоб над трудящимися издеваться». На Рождество он устраивал себе подарки — одетые Санта-Клаусами солдаты расстреливали сто оппозиционеров под песенку «Вот это были деньки!». В итоге, столь фееричное поведение надоело даже самым близким сподвижникам Масиаса. 3 августа 1979 года племянник президента подполковник Теодоро Обианг с помощью марокканцев совершил переворот, и сверг дядюшку. Масиас успел бежать с двумя чемоданами «баксов», но через две недели его схватили. На суде бывший президент плакался: дескать, всё по причине травмы детства. Мол, отца забил до смерти испанец-колонизатор, а мама вскоре после этого повесилась. Поэтому-то всех и казнил, а так он вообще любит всех людей и животных. И на этом основании просит отпустить его домой, тратить остатки несгнивших долларов.

«Я приду за вами из могилы»

Ясное дело, «лидера революции» приговорили к смерти. Но тут выяснилось — никто из солдат в стране не хочет расстреливать диктатора. Он ведь сын лесного знахаря, из рода древних колдунов. Масиас, видя такое дело, пообещал охране, что потом встанет из могилы, придёт ночью и скушает их печень. Желающих расстреливать стало ещё меньше. Вы скажете — ох, какие дураки: но это Африка, там верят в чёрную магию. Однако, племянник отказался парень не промах. За валюту он заново пригласил марокканских наёмников, которым были «по барабану» все эти африканские вуду, ведьмы и ходячие мертвецы. Получив гонорар, марокканцы Франсиско Масиаса Нгему поставили к стенке за милую душу. Тот, позировал под дулами винтовок как фотомодель: улыбался, и, похоже, и в самом деле верил в воскрешение. Однако, получил 40 пуль и не воскрес.

Вот так. Крошечное государство в далёкой Африке, скромный чиновник администрации с маленькой зарплатой, и тут вдруг такое чудовище — Гитлер отдыхает. Но что самое интересное. Тот самый племянник, лишивший кресла дядюшку, правит Экваториальной Гвинеей все эти 38 лет. Он, конечно, по меркам Масиаса ведёт себя куда скромнее — очки носить разрешил, дороги разминировал...казнит, конечно, кого-то периодически, но по меркам Африки это ерунда. Зато СМИ сообщают, что президент Теодоро Обианг Нгема Мбасого «подобен богу на небесах», и «часто общается со Всевышним», а радио недавно объявило — лидер страны «обладает всей властью не только над людьми, но и над вещами». Представляете — есть у вас диван, а властью над ним обладает президент. В общем, всё случившееся с Масиасом Нгемой подтверждает давнюю поговорку — в тихом омуте черти водятся. Правда, тогда в этом омуте не вода, а кровь.

Источник: газета "Аргументы и факты"