Введение - "Маски и скульптура тропической Африки" Ан. Громыко

Введение

Искусство - одна из форм общественного сознания и практической деятельности людей. В нем отражается эмоционально-психологическое отношение человека к окружающей природе и обществу. Искусство является средством общения людей, помогает лучше понять чувства друг друга, сблизиться духовно.

Искусство отражает жизнь и общественные явления, передавая в характере художественных образов позицию художника, его отношение к добру и злу, к прекрасному и уродливому, жизнеутверждающему и отмирающему, прогрессивному и реакционному. „Искусство ставит своей целью, - отмечал A.M. Горький, - преувеличивать хорошее, чтобы оно стало еще лучше, преувеличивать плохое - враждебное человеку, уродующее его, - чтобы оно возбуждало отвращение, зажигало волю уничтожить постыдные мерзости жизни"1. Эта мысль A.M. Горького об общественном назначении искусства - ключ к пониманию истинно большого искусства, выходящего далеко за рамки „искусства для искусства", которое, в лучшем случае, является средством эмоционально-психологического общения небольшого числа людей, своего рода „карликовым искусством", неспособным влиять на духовное развитие всего общества. Наиболее духовно немощной формой „искусства для искусства" является искусство абстрактное. Хотя его постоянно и стремятся оживить буржуазные эстеты, однако оно медленно умирает. Не поэтому ли так мало посетителей в музеях и залах абстрактного искусства, где тихо и тоскливо, как в склепе.

Высказываюсь столь резко в данном случае еще и потому, что не могу согласиться с новоявленной западной модой ставить чуть ли не знак равенства между искусством африканским и формалистическим и даже абстрактным.

Истинно традиционное африканское искусство -искусство народное. В нем как в зеркале отражаются нравы, традиции и эмоционально-психологические особенности африканцев. Оно позволяет лучше познать их социальную психологию, без понимания которой трудно, даже порой невозможно определить специфику развития общественного сознания в Африке. Являясь результатом общественного развития, искусство Африки в свою очередь оказывает на него воздействие.

Африканское искусство в значительной мере является отражением многовековой борьбы народов Африки за свободу, независимость, социальную справедливость, и его изучение позволяет глубже понять специфику происходящих в Африке процессов, и прежде всего духовных.

Современный уровень научных знаний о художественном творчестве народов Африки сравнительно высок. Однако в значительной степени оно пока не открыто и не заняло в истории искусств того места, которое ему подобает. Еще в начале XX века в Европе и Америке, по существу, ничего не знали о художественных достижениях народов Западной и Центральной Тропической Африки. Хотя произведения африканских мастеров задолго до этого различными путями попадали в Европу и другие страны мира, они привлекали внимание историков и этнографов только как предметы для исследования особенностей жизни и быта африканцев. Эти произведения не оценивались с эстетической точки зрения. Именно в таком узком плане они рассматривались в работах известных путешественников, этнографов и историков (Г. Барт, Г. Швейнфурт, Л. Фробениус, В. Юнкер). В этих работах содержались самые первые и наиболее общие упоминания об изобразительном творчестве африканцев.

Впервые пристальное внимание исследователей к художественной ценности произведений африканского искусства привлекли бронзовые головы и рельефы, относящиеся к XIII - XV векам, найденные в развалинах дворца правителя в городе Бенине, который был почти до основания разрушен английской карательной экспедицией в 1897 году - Во время нападения англичан на город многие произведения бенинского искусства погибли в огне, однако и уцелевшие памятники дают представление о высоком художественном уровне и мастерстве их исполнения. Кроме бронзовой скульптуры - портретных голов правителей и придворных, бронзовых рельефов с самыми разнообразными сценами, на которых изображены вельможи, воины, охота - в 
развалинах города были также обнаружены произведения из слоновой кости: маски, жезлы, подвески, скипетры, солонки и т.д.

Лучшие образцы литья из бронзы, найденные в Бенине, экспонировались в крупнейших музеях Европы и Америки. И сразу же разгорелся жаркий спор о происхождении этих великолепных произведений искусства. В литературе, посвященной бенинским памятникам (Ч. Рид, О. Дальтон, П. Риверс, Л. Фробениус, Ф. Лушан и др.), излагались самые различные предположения. Вначале высказывалось мнение, что бенинское бронзовое литье было завезено в Африку португальцами. Однако выяснилось, что в то время Европа не знала такого художественного бронзового литья. Затем возникла версия, что это искусство завезено в Африку из Индии, или Северной Америки, из арабских стран, а кое-кто приписывал искусству Бенина даже этрусское происхождение. Эти образцы народного творчества приписывались всем кому угодно, но только не самим африканцам, которые, как утверждалось, „ни на что не способны". Цель этих необоснованных, а порой и абсурдных гипотез ясна, и комментарии здесь, как говорится, излишни. Мы коснемся данного вопроса более подробно при общей характеристике и оценке буржуазных исследований, посвященных искусству Африки.

Следующим событием, подтверждающим художественную ценность африканского искусства, стало „открытие", а вернее, признание самобытности его деревянной скульптуры и масок. Изучив некоторые образцы африканской пластики, немецкий художник Карл Эйнштейн в 1915 году опубликовал книгу под названием „Негритянская пластика", в которой сделал вывод о художественном мастерстве резчиков и самобытности африканской скульптуры.

Почти одновременно с К. Эйнштейном деревянная скульптура и маски Тропической Африки привлекли внимание русского художника Владимира Ивановича Маркова (В. И. Матвей) - воспитанника Академии художеств в Петербурге. В. И. Марков в 1914 году (в год своей кончины) завершил работу над книгой „Искусство негров", которая была опубликована в Петрограде уже при Советской власти, в разгар гражданской войны, в igig году. „До сих пор, - писал Марков, - держалось упорное мнение, что Африка, за исключением Египта, бедна в смысле художественных ценностей, что она -без истории, без легенд, без загадок; беднее, чем может себе представить фантазия, что (...) нет у нее прошлого и потому лишена она поэтической прелести (...)

Но к этому мнению теперь уже можно отнестись недоверчиво. Знакомясь с трудами разных экспедиций, мы удивляемся легендам, памятникам, древностям, которые открываются среди племен Африки. Оказывается, что и здесь было прошлое, - богатое, сильное, сказочное".

Книги К. Эйнштейна и В. Маркова явились первыми работами, в которых была дана высокая эстетическая оценка художественным творениям африканских мастеров.
Шли годы, и время приносило новые открытия в области африканского искусства. Однако самой большой неожиданностью для исследователей и широкой публики явилось открытие в igio году культуры Ифе. Результаты археологических раскопок в Нигерии буквально ошеломили общественность. Обнаруженные в городе Ифе восемнадцать бронзовых голов и терракотовые скульптуры не были похожи на все то, что до того времени было известно об африканской скульптуре.

Расцвет культуры и искусства Ифе приходится на XII-XIV века. Четкость и завершенность пластического решения, незаурядное художественное исполнение и реализм скульптуры Ифе вызвали новые споры об истоках этого искусства. Они нашли отражение в работах Л. Фробениуса, К. Мюррея, Б. Фэгга, Ф. Виллетта, Л. Ундервуда и других. Споры несколько стихли после того, как в окрестностях города Ифе было найдено еще значительное число терракотовых статуэток и керамических изделий, относящихся к той же культуре. В древнем погребении обнаружили также пять терракотовых голов, причем две из них выполнены в стилистической манере, типичной для африканской традиционной пластики, а три других головы -в стиле скульптур культуры Ифе. Сомнений в том, что традиционное африканское искусство уходит корнями в глубину веков, оставалось все меньше и меньше.

Не успело еще полностью стихнуть возбуждение, связанное с удивительными находками в Ифе, как в 1944 году в той же Нигерии, в местечке Нок, в междуречье Нигера и Бенуэ, английский археолог Б. Фэгг сделал не менее важное открытие. В ходе археологических раскопок были обнаружены скульптурные портреты и фрагменты фигур, выполненные из обожженной глины почти в натуральную величину. Кроме того, были найдены терракотовые статуэтки весьма своеобразного экспрессивного стиля. Радиокарбонный анализ помог получить сенсационные результаты: возраст находок колебался в пределах V века до н.э. - II века н.э.4. Так была открыта древнейшая из всех известных нам до сих пор культур в Тропической Африке.

Антропоморфные скульптурные изображения культуры Нок выполнены на весьма высоком художественном уровне и поражают своей выразительностью и реализмом. Пластичность форм, мастерство лепки и техники обжига являются убедительным доказательством того, что эта культура развивалась на протяжении весьма длительного периода времени и что ей, по всей вероятности, предшествовала еще более древняя, пока еще неизвестная нам культура.

Подтверждая известное изречение древних римлян: „из Африки всегда приходит что-нибудь новое", некоторое время спустя на южном берегу озера Чад французские археологи открыли еще одну интересную культуру Тропической Африки, относящуюся к Х- XVI векам, которая была названа по имени древнего народа этого района - сао. На месте археологических раскопок были обнаружены антропоморфные статуэтки, головы и фигуры животных из обожженной глины, а также оригинальные бронзовые изделия.

Эти важнейшие открытия в области искусства Западной и Центральной Тропической Африки показывают, что энергичные усилия археологов, историков, этнографов и искусствоведов постепенно, шаг за шагом начинали прояснять далекое прошлое африканских народов. Однако собранные на сегодняшний день материалы и проведенные исследования пока еще не дают возможности представить более или менее целостную и объемную, уходя-шую в глубь веков картину развития искусства в Африке, на основе точных фактов определить не поддающуюся вольным толкованиям взаимосвязь между обнаруженными культурами, тем более выявить поэтапную стилистическую эволюцию африканского изобразительного искусства. В истории культуры народов Африки все еще слишком много пробелов.

Это объясняется в первую очередь отсутствием письменных источников, на которые можно было бы опереться, явной недостаточностью археологических исследований Африканского континента, а также фрагментарностью представлений о древней истории Африки6. Последние главным образом строятся на данных устной исторической традиции, подкрепляемых свидетельствами европейских путешественников лишь с XV века.

Вместе с тем, несмотря на известные трудности, марксистско-ленинская методология исследования общественно-исторических процессов дает возможность на основании уже имеющегося материала научно осмыслить историю развития африканского искусства. Доминирующим положением при этом является то, что общая направленность, качественные и количественные аспекты развития художественного процесса в первую очередь зависят от конкретной стадии общественно-экономического развития, соответствующих ей политических институтов, от достигнутого на данный момент уровня общественного сознания. Процесс расширения и дифференциации сферы общественного сознания выступает здесь в качестве постоянно действующего и решающего фактора развития художественного творчества. Вместе с тем связь искусства в силу присущей ему специфики внутреннего развития с социально-экономической базой общества не на самых ранних, а на относительно более зрелых этапах гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Это объясняется тем, что взаимодействие между ними осуществляется по социальным, нравственным, этическим, религиозным и эмоционально-психологическим каналам, приобретающим относительную самостоятельность по отношению к экономическому базису. В силу этого искусство не находится в прямой зависимости от уровня технического прогресса и материальной основы общества, а на отдельных этапах может активно развиваться на основе имманентных, свойственных только ему, искусству, законов.

Специфику развития африканского искусства нельзя понять и вскрыть без учета двух характерных особенностей общественно-политического традиционного художественного творчества характерны искусство придворных мастеров и художественная продукция, выпускаемая цехами ремесленников. В этот период (культура Ифе, Бенина, Сао) африканскому искусству присущи высокий уровень художественного исполнения и широкое развитие самых разнообразных форм скульптуры и прикладного искусства.

Придворное или профессионально-ремесленное искусство складывается на основе уже развитых форм традиционного художественного творчества. В профессионально-ремесленном искусстве наряду с функциями традиционного искусства (социальная, религиозная, идеологическая и т.д.) весьма отчетливо выражена и эстетическая функция, ставящая его на уровень классического искусства. Это искусство в раннеклассовых государствах Ифе и Бенина явилось наивысшей ступенью художественного творчества, достигнутой африканским искусством в доколониальный период.

Четвертый, современный, период начинается с середины XX века и характеризуется национальным возрождением африканских народов, ставшим возможным в результате ликвидации колониализма и завоевания политической независимости. Этот период ставит перед освободившимися странами важные и сложные задачи, связанные с национальным культурным строительством, с формированием национального самосознания и идеологии, с развитием художественного творчества, отвечающего интересам прогрессивного национального развития. В независимых африканских странах, как правило, создаются благоприятные условия для формирования профессиональных художников, народных мастеров, для становления художественной промышленности, выпуска массовых ремесленных художественных изделий, для развития многих видов современного профессионального искусства.
Вместе с тем перед современным африканским искусством весьма остро стоит проблема преемственности, заключающаяся в необходимости, с одной стороны, учета и развития прогрессивных, позитивных сторон культурного и художественного наследия, а с другой- отрицания всего устаревшего, отмирающего. Формирование нового прогрессивного африканского искусства на основе реалистических художественных традиций должно содействовать решению всего комплекса задач, связанных с независимым социально-экономическим, политическим и культурным строительством развивающихся стран.

По проблемам африканского искусства на Западе издается сравнительно многочисленная научно-популярная литература. Если в начале XX века в западной литературе оно рассматривалось как в наиболее общих чертах, так и в связи с описанием обнаруженных очагов культуры и искусства, то с начала 50-х годов происходит заметное изменение в подходе западных исследователей к проблемам африканского искусства. Изучаются его отдельные художественные центры и стилистические направления. Однако в научном плане все эти работы, как правило, рассматривают проблемы африканского искусства локально, вне конкретной истории, часто без учета преемственных связей между первобытным, средневековым и современным художественным творчеством.

Часть этих работ нередко содержит необоснованные заключения, которые проистекают из-за отсутствия у их авторов материалистического взгляда на историю и недооценки общих законов общественно-исторического развития.

В других работах, посвященных локальным исследованиям африканского искусства, мы находим подчас интересные данные о положении дел и развитии художественного творчества у отдельных африканских этнических общностей.

Что же касается политической и пропагандистской стороны вопроса, то большинство публикуемых на Западе работ по искусству народов Тропической Африки преследует явно идеологические цели: провести и доказать тезис о якобы имеющей место „интеллектуальной и эстетической неполноценности" африканских народов.

Вместе с тем жизненная практика дает множество примеров, убедительно свидетельствующих о том, что представители разных рас, поставленные с самого начала в абсолютно равные социально-экономические, политические и прочие условия, в среднем всегда дают примерно одинаковое число индивидуумов, обладающих выдающимися, средними и посредственными способностями. Хотя справедливо и то, что если бы эти результаты были бы в тех или иных случаях обратными, то это все равно не давало бы права проводить политику расовой дискриминации.

Советская африканистика уделяет большое внимание всестороннему исследованию проблем африканского искусства, изучению художественного творчества народов Африки.
Работы советских исследователей Д. А. Ольдерогге, В. Б. Мирима-нова,Н.Е.Григоровича, Г. А.Черновой, Б.И.Шаревской, В.Б. Иорданского и других направлены на изучение всего комплекса проблем, связанных со становлением и развитием отдельных очагов древней наскальной живописи, средневековой культуры и искусства, а также на выявление особенностей формирования современного изобразительного творчества различных африканских народов.

Однако, несмотря на достигнутые успехи, в этой области еще много сложных и актуальных проблем, ожидающих своего решения. Весьма важным аспектом исследования африканского искусства является, например, малоизученный, но представляющий значительный интерес для объяснения многих специфических проблем период, связанный с переходом от первобытной общины к раннеклассовым обществам.

Актуальна также задача проведения дальнейшего морфологического анализа дошедших до нас художественных памятников с тем, чтобы дать более систематизированную и научно обоснованную классификацию имеющегося материала и на этой основе разработать более детальную периодизацию африканского искусства.

Весьма важной является проблема более углубленного исследования видов и функций традиционного художественного творчества, а также выяснение его влияния на формирование современного искусства. Есть ряд и других более детальных вопросов, которые ожидают своего исследования, научного осмысления и толкования.

Исходя из сложности и многогранности проблем развития африканского искусства в настоящей работе делается попытка рассмотреть лишь некоторые аспекты традиционной глиняной и деревянной скульптуры, в основном в странах Западной и Центральной Тропической Африки, а также показать связь художественных традиций с проблемой становления и развития нового африканского искусства.

Большая часть традиционного искусства скульптуры и маски Африки, к сожалению, исчезла в силу природных условий в тех регионах, где оно процветало. Тропический климат, влажная воздушная среда, условия, в которых хранились предметы африканского искусства, наличие многочисленных насекомых, уничтожавших произведения, приводили к быстрому исчезновению деревянной скульптуры. Сказывалось и другое. Сами африканские мастера большей частью не сознавали значения своих созданий и не предпринимали почти никаких мер, чтобы их сохранить. В результате деревянные скульптуры и маски, в первую очередь небольших размеров и особенно в тех местах, где царил влажный тропический климат, не могли сохраниться более чем одно-два столетия.

Африканцам не повезло и в другом. Тропическая зона Африки отнюдь не богата материалами, пригодными для создания скульптуры, способной выдержать испытание временем. Исключением являлась наскальная живопись Сахары, но она развивалась в других климатических условиях, сохранялась в пещерах или порой дошла до нас, испытав разрушающее действие солнца и дождей. Конечно, и в Тропической Африке создавались произведения из камня, глины (терракота), металлических сплавов. Эти скульптуры, к счастью, сохранились, и сегодня мы можем видеть их и по достоинству оценить. Так, стала всемирно известной древняя африканская культура Нок, для которой характерны маленькие и средних размеров терракотовые статуэтки.

Последние десятилетия отмечены все возрастающим интересом к африканскому искусству. Этот интерес существенно отличается от первого, возникшего еще в начале XX века. В настоящее время налицо не только обращение европейцев к африканскому искусству, но и, что самое главное, все возрастающее внимание самих африканцев к корням и истории своего искусства. И все же можно отметить, что почти все труды, посвященные искусству народов Тропической Африки, и до сего времени выходят в свет в Европе или США. Это порой накладывает отрицательный отпечаток на характер анализа и терминологию исследований.

Например, вот уже на протяжении многих лет в западноевропейских и американских работах об африканском искусстве, в том числе о скульптуре и масках, употребляется термин „примитивное искусство". Этот термин широко вошел в оборот, к нему привыкли9. Отражает ли он, однако, содержание африканского искусства на любых стадиях егр развития? Конечно, нет. И вот почему. Искусство любого народа, в том числе африканских народов, является отражением жизни этого народа, понимания им действительности, окружающего бытия. Отражение бытия в сознании не может быть полным, адекватным реальностям, тем более заключать в себе эстетические ценности будущих поколений. Оно передает накопленный опыт и эстетические ценности своей эпохи, но не более. Это характерно для искусства на любых стадиях развития человечества, в том числе на современной. Если бы, скажем, через два-три тысячелетия современное искусство, искусство человека XX века, стали бы называть „примитивным", то даже умозрительно с этим трудно было бы согласиться. Однако мы уже не сможем возразить тем, кто в последующие столетия будет свысока (что совсем не исключено) оценивать современное искусство. Не исключено также, что многие действительные его мотивы будут к тому времени забыты. Через тысячу лет искусство может достигнуть новых высот как по содержанию, так и по форме. Человечество уйдет далеко вперед в своем материальном и духовном развитии, если оно, конечно, сохранит мир, не разрушит свою же цивилизацию. Другими словами, произойдет новый виток, и не один, в развитии человеческого духа, в том числе в области искусства. Но это, однако, на наш взгляд, не может дать будущим поколениям оснований называть искусство нашей эпохи „примитивным". Ясно, что без этого искусства не были бы возможны и последующие формы искусства, признаем мы их или не признаем, нравятся они нам или не нравятся.

Другое дело, что в далеком прошлом создатели скульптур и масок, если говорить об африканском искусстве, пользовались в процессе работы примитивными орудиями, не обладали столь обширной палитрой средств для воспроизведения своего замысла. К тому же многие из этих произведений для нас сегодня малопонятны или просто непонятны. Мы, как правило, созерцая эти творения, порой не вникаем глубоко в их смысл. В результате искусство древних кажется нам нередко „примитивным". Интересно, что для многих представителей модернистского направления примитивными представляются даже те произведения древних, в которых налицо подлинно классические, правильные пропорции и высокая одухотворенность, как, например, в древнегреческом или древнеримском искусстве. Общеизвестно также, что представители так называемых „авангардных" школ Запада объявляют даже творения эпохи Возрождения, эти мощные взлеты человеческого духа, „примитивными" по уровню своего мастерства.

Сегодня представители африканской культуры, африканские искусствоведы, решительно восстают против подобного определения по отношению к культуре и искусству народов Африки10. И они совершенно правы, так как непродуманное применение европейских эстетических норм к африканскому искусству, без глубокого учета его побудительных мотивов, общественных и религиозных импульсов, на основе которых оно развивалось, не может дать ответа о его содержании и тем более его роли. А содержание африканского искусства, так же как и побудительные мотивы, которыми оно руководствовалось, вовсе не являются примитивными.

И здесь хотелось бы подчеркнуть еще одно чрезвычайно важное обстоятельство, без которого невозможно понять африканское искусство. Дело в том, что в нем в гораздо большей степени, чем в европейском, присутствуют не только нормы эстетические, но и жизненные нормы, регулирующие повседневную жизнь человека. Конечно, и европейское искусство отражает жизнь людей, их стремления, радости и горести. Но африканское искусство в большей степени, чем европейское, связано с повседневными нуждами людей. Другими словами, африканец не столько любуется предметами своего искусства, сколько непосредственно руководствуется в своих делах теми духовными импульсами, которые оно несет. Если подавляющая часть произведений европейского станкового искусства находится в музеях или в частных коллекциях, составляя для людей предмет эстетического наслаждения, то большая часть предметов традиционного африканского искусства является для африканцев непосредственной частью их жизни, их ежедневных забот.

Предметы африканского искусства до сих пор в значительной степени определяют поведение африканцев. Традиционное африканское искусство непосредственно связано с идеалистическими представлениями о путях достижения благополучия, в том числе о том, как сохранить здоровье; оно призвано дать африканцам ответ о „таинственных силах", управляющих их жизнью. Таким образом, традиционное африканское искусство властно вторгается в жизнь человека. Более того, оно нередко определяет некоторые особенности поведения целого народа, не говоря уже о более мелких этносах.

Сегодня почти все бывшие колониальные народы завоевали политическую независимость, они живут в современном мире. Африканское общество подвергается громадному воздействию новых явлений - научно-технической революции, прогрессивных общественных идей, особенно марксистско-ленинских. Улучшение средств связи, активизация африканских государств на международной арене, взаимопроникновение культур-все это постепенно ослабляет влияние некогда всемогущего традиционного искусства.

На буржуазном Западе в моду входят попытки извратить духовную культуру народов Африки, переиначить и переосмыслить ее на „европейский лад". С другой стороны, самобытность африканского искусства вовсе не означает его какой-то особой исключительности. И в этом смысле теория „негритюда", отгораживающая, в частности, африканское искусство и культуру от искусства и духовной жизни других народов, неправомерна. Африканское традиционное искусство не является ни примитивным, ни самоизолированным. Оно, как и всякое другое народное искусство, питается живыми источниками народных традиций, культуры, духовных норм, среди которых вплоть до сегодняшнего дня большое значение имеют религиозные воззрения. Об этом, однако, разговор особый.

Почти всегда подчеркивается религиозность африканского традиционного искусства. Действительно, оно основано на влиянии религии. Подавляющее большинство его масок, скульптур, барельефов связано с религиозными началами. Представляется, однако, что такое одностроннее толкование африканского традиционного искусства, как и любого другого древнего искусства, формировавшегося в силу обстоятельств под влиянием религии, не позволит нам понять его сущность.

Мы, например, глубоко ценим неповторимую красоту русских церквей и произведений иконописи, ощущаем глубокую человечность, любуемся их изумительной гармонией. А ведь на эти же церкви и иконы можно смотреть и как на предметы религиозного культа, угнетающего дух человека. Именно так и поступают многие люди. Но в том-то и дело, что русская икона, написанная рукой талантливого мастера, подчас неизвестного, или же храм Василия Блаженного в Москве, церковь Покрова на Нер-ли, так же как и самобытные африканские маски и скульптуры, являются не только предметами религиозного культа, но и произведениями изумительной по красоте живописи, ваяния, зодчества, замечательными творениями человеческого духа.

Удивительные по своей силе мысли высказал однажды Ф. М. Достоевский. „Творчество - основное начало каждого искусства, есть цельное, органическое свойство человеческой природы и имеет право существовать и развиваться уже по тому одному, что оно есть необходимая принадлежность человеческого духа. Оно так же законно в человеке, как ум, как все нравственные свойства человека... Оно неотделимо от человека и составляет с ним целое"12. Это замечание Достоевского чрезвычайно ценно, оно выражает весьма важную мысль о том, что производимые человеком предметы искусства, какие бы религиозные импульсы их ни порождали, отражают в себе стремление художника к самовыражению, границы которого очень различны. Первобытный резчик по камню и Микеланджело—фигуры несравнимые, но без первого не было бы второго. И африканское традиционное искусство никогда не находилось всецело под влиянием лишь одной религии и мистики. Отдавая должное влиянию культовых обрядов на африканское искусство, нельзя забывать за всем этим художника. Степень его самовыражения может быть слабой, оно может едва просматриваться за установившимися канонами, временами даже исчезать, если резчик не является подлинным мастером. Но эстетическая ценность многих произведений несомненна. Они волнуют наше воображение, расширяют представления о возможностях пластической выразительности при использовании минимальных средств.

Справедливо и другое. Без понимания влияния религии на традиционное африканское искусство оно останется для нас, образно выражаясь, запертым за семью замками.
На протяжении тысячелетий, пока наука не объяснила многие явления природы, человечество верило в то, что существуют сверхъестественные силы, властвующие над людьми, определяющие их судьбу. В сознании безраздельно господствовала религия, природные и общественные явления принимались на веру. Вот почему их и называли „верующими". Люди, втом числе африканцы, верили искренне, но не находили ответа на многие вопросы бытия. Окружающий мир был во многом для человека загадочным, и естественно его стремление понять этот мир.

Когда люди не находили реального объяснения явлениям природы и общественной жизни, они обращались к объяснениям мифическим. И этим определяется, в частности, влияние религии на жизнь человека как в прошлом, так и в настоящем. Вспомним, какую большую роль играла религия в эпохи эллинизма, средневековья, Возрождения. Ведь не случайно подавляющее большинство произведений живописи и скульптуры вплоть до XIX века посвящено в основном религиозным сюжетам. Без хорошего знания истории христианства, а также античной мифологии, библейских сюжетов невозможно понять всю глубину и значение, например, искусства итальянского Возрождения. Порой в картинных галереях мы видим людей, скользящих равнодушным взглядом по произведениям великих мастеров прошлого. И все это происходит потому, что такие „ходоки в искусство", по существу, не знакомы с духом той или иной эпохи, когда создавалось художественное произведение, не знают религиозных и мифологических сюжетов, лежащих в его основе. В результате, видя картину или скульптуру, такой посетитель, как правило, не воспринимает даже сравнительно близкое нам по времени европейское искусство средневековья, не понимает произведений, основанных на религиозных сюжетах. А если и воспринимает, то лишь в силу своей эмоциональной одаренности, впечатлительности, стремления проникнуть в их духовную сущность. Таким образом, без знания истории религии невозможно по-настоящему понять содержание и значение творений мастеров западноевропейского искусства средневековья и Возрождения, а также последующих периодов, на которые религия тоже наложила свой отпечаток.

Что же тогда можно сказать о понимании нами африканского традиционного искусства, если мы, по существу, не осведомлены о его содержании и целях? Как можно понять и тем более оценить это искусство, особенно традиционное, если мы не знакомы с духовными импульсами, вдохновлявшими его создателей? Вот почему необходимо знать и изучать влияние религиозных представлений на африканское искусство при анализе его характерных форм.

Одна из особенностей религий всех времен и народов - это представление о том, что человек бессилен или мало что может противопоставить потусторонним могущественным силам. Отсюда вытекала и философия покорности этим силам, преклонения и заискивания перед ними, порой доходившая до мракобесия, когда в жертву богам и духам приносились люди.
Если свести воедино многочисленные религиозные поверья африканских народов, то получится картина, отчасти напоминающая канву христианских догм, но отнюдь не тождественная им. В основном они сводятся к следующему. Жизнь на земле зависит от „высшей силы'". В общем и целом эта сила олицетворяет добро, однако наряду с ней существуют многочисленные, может быть, и не такие всемогущие, но оттого не перестающие быть опасными для человека другие, меньшие силы, олицетворяющие зло, стремящиеся затруднить и даже загубить жизнь человека. В борьбе этих добрых и злых сил испытывается человеческая судьба, вот почему она столь шатка, непредсказуема. В христианской религии эта схема выступает в образе доброго бога и злого духа - сатаны. Следование слову божьему - один из путей преодоления жизненных трудностей.

Африканские религиозные воззрения более просты, чем христианская религия. В течение многих тысячелетий они господствовали над умами африканцев. Любые явления, облегчавшие жизнь или, наоборот, оборачивавшиеся против людей, угрожавшие их жизни и благополучию, воспринимались как проявление добра или зла, исходящее из загадочного потустороннего мира. Гром и молнии, сверкавшие на небе, истолковывались как проявление гнева „высшей силы". Дождь, предотвращающий засуху, напротив, как проявление ее доброты. Проявлением гнева могли также быть и наводнение и засуха. Для того чтобы умилостивить, предрасположить к себе эту грозную силу, необходимо приносить ей жертвы.
Африканцы, таким образом, чувствовали, что природа подвергает их не только тяжким испытаниям, но и дарует им жизнь, позволяет пользоваться своими плодами. Земля и вода, леса, пастбища и реки дают людям зерно, мясо, рыбу. И если грозовые тучи порождали устрашающий гром и ослепительные молнии, повергая людей в страх, они одновременно изливали на землю дождь, суля неплохой урожай. В этом явлении африканцам одновременно виделось добро и зло. Отсюда делался вывод, что высшая сила может как защитить жизнь людей, так и уничтожить их, что она обладает властью над их судьбой. Складывалось представление: все люди должны заботиться о том, чтобы не прогневить „высшую силу", не вызвать ее неудовольствия и тем самым не навлечь на себя наказание.

И здесь в сознании африканцев невольно возникал вопрос: как и с чьей помощью можно установить контакт с этой „высшей силой"? В христианской религии такими медиумами, посредниками
 
Оставить отзыв  ↓
 
Ещё никто не оставил отзывов.
 
Рейтинг@Mail.ru