"Маски и скульптура тропической Африки" Ан. Громыко. Интервью. Искусствоведы Сьерра Леоне

Интервью с Артуром Портером, вице-канцлером Университета, 6 марта 1982 г. Фритаун

Ан. Г. Какое место, по вашему мнению, занимает в настоящее время в Республике Сьерра Леоне традиционное африканское искусство? В чем вы видите ценность предметов традиционной африканской культуры?

Артур Портер (далее - А. П.). Предметы традиционной африканской культуры в настоящее время лучше всего представлены в европейских музеях. Большое значение при определении ценности предметов традиционной культуры имеет то, что они изготовлялись не для эстетического наслаждения, а являлись и являются неотъемлемой частью повседневной жизни африканцев. Они взаимодействуют с жизнью африканцев в быту, хозяйственной деятельности, даже в сельском хозяйстве. В отрыве от ритуального использования трудно представить их подлинную культурную ценность. В африканской культуре есть много предметов, которые в художественно-эстетическом смысле не являются шедеврами, тем не менее, выполняя свое назначение, они представляют несомненный интерес.

К сожалению, исследования в этой области в университете являются эпизодическими и оставляют желать много лучшего. В учебных программах даже нет курса о традиционном африканском искусстве.

Ан. Г. Какое влияние оказали ислам и христианство на традиционную культуру в Сьерра Леоне?

А. П. Африканская традиционная культура находится в постоянном взаимодействии с повседневной жизнью. Так же как и привнесенные к нам религии.

Ан. Г. Даже в отрыве от жизни и движения предметы африканской традиционной культуры производят впечатление не только как предметы культа, но и как произведения искусства, например маски Бунду. Что вы думаете об этом?

А. П. В последние годы исследователи посвящают много внимания традиционной африканской культуре. Я считаю, что традиционная африканская культура требует зрелых исследований.

Раньше искусство не занимало такого места в жизни африканцев. Фигурки «номоли», например, были почти неизвестны. Повышение интереса к африканской культуре привело, правда, и к некоторым опасностям. Это особенно относится к маскам и резьбе по дереву. Традиционная музыка и драма не подвержены такой опасности, как искусство пластики. Многое, однако, зависит от личного отношения к традиционному искусству. По моему мнению, предметы африканской традиционной культуры порой теряют свою принадлежность к Африке, к Сьерра Леоне, все более приобретают коммерческую ценность.

В прошлом у нас в стране большим влиянием пользовался культ предков. Однако старые культы постепенно теряют свою былую власть, могущество, а африканцы постепенно теряют к ним интерес. По мере ослабления власти традиционной культуры ее место занимают другие символы. Это не так уже плохо. Правда, интерес к традиционной африканской культуре, в том числе и к культу предков, возрождается в моменты каких-либо кризисов, личных потрясений. Однако традиционная культура все-таки уходит в прошлое. Даже принадлежность к тому или иному племени теряет свое былое значение.
Мастера, ранее изготовлявшие предметы культа, уже давно стали производить их не только для религиозных церемоний, но и на продажу.

Ан. Г. В чем вы видите художественно-эстетическую ценность предметов традиционной африканской культуры?

А. П. Я считаю, что каждый народ имеет свое определенное представление о красоте и других ценностях. Так, например, предметы культуры маконде с их гротескностью представляют эстетическую ценность для танзанийцев. У меня же они не вызывают каких-либо особых чувств, не представляют для меня ценности. Что касается масок Бунду, то для меня они - подлинная эстетическая ценность. Они воплощают мою концепцию красоты.

Беседуя со мной, следует иметь в виду, что я не придаю религии какого-либо исключительного значения, не посещаю регулярно церковь. Моя принадлежность к католической церкви не препятствует мне любить маски Бунду.

 
Маска Бунду
Маска Бунду


Ан. Г. С чем, по-вашему, связаны формы африканских масок и традиционной скульптуры?

А. П. В первую очередь с традициями резьбы по дереву. В то же время маски Бунду по своим формам весьма разнообразны, в зависимости от того, какой мастер их делал и в каком районе изготовлена маска. Вместе с тем маски Бунду непохожи на маски и скульптуру других народов и культур.

Интервью с госпожой Каменке, куратором Национального музея в Съерра Леоне 16 марта 1982 года. Фритаун

Ан. Г. Ваше мнение о состоянии традиционного африканского искусства пластики в Сьерра Леоне?

Г-жа Каменке (Далее- Г-жа К.). Для меня традиционное искусство - это живое искусство, это наш образ жизни. Я считаю, что оно никогда не умрет. Традиционное искусство присутствует в повседневной жизни, при обычных церемониях, связанных с рождением или смертью, поэтому оно не может умереть. Из истории известно, что африканское искусство оказывало влияние на европейских художников, оказывает влияние и в настоящее время, в частности на развитие модернистского искусства в Европе.

В традиционном искусстве пластики Сьерра Леоне большое значение имеет изображение головы. Голова – это вместилище мысли и сознания, а остальное в человеке имеет второстепенное значение. Такой подход отражается и на нашем искусстве. Это, в частности, проявляется в статуэтках „номоли". То же самое относится и к маскарадным маскам конгали.

Ан. Г. Что вы думаете о масках Бунду?

Г-жа К. Красота масок Бунду заключается в спокойном выражении лица, в возвышенно-спокойном состоянии их образа. Эта красота является духовным выражением мистического мира. У маски глаза никогда не открываются, они полузакрыты. Маска символизирует веру в доброе начало.

Ан. Г. Скажите, пожалуйста, какова роль тайных обществ в Сьерра Леоне?

Г-жа К. Мы знаем очень мало об этих обществах.

Ан. Г. Я, конечно, не прошу подробно рассказывать об этих обществах. Но каково их значение с точки зрения влияния на жизнь сьерра-леонцев?

Г-жа К. Это очень хорошие общества, сохраняющие старые традиции. В прошлом, до введения в нашей стране основ правопорядка, тайные общества обладали очень большой властью. Они, по существу, выполняли функции судебных органов, наказывали нарушителей порядка. Мы знаем общества для женщин, где обучают как стать хорошими хозяйками и матерями, пользоваться традиционной медициной. Символ сосуда на некоторых масках Бунду означает знакомство с традиционной медициной.

Маски Бунду, как правило, используются в ритуалах тайного общества. Есть, правда, разновидность маски Бунду, которая используется вне ритуала тайных обществ, называется она Конде. Конде изображает комическую фигуру, которая не только присутствует на обрядах тайного общества. С помощью ее и особых танцев заполняются интервалы между отдельными ритуалами.

Интервью с Луизой И. Мэтцгер, деканом факультета искусств и ремесел Педагогического колледжа им. Милтона Маргаи 16 марта 1982 г. Фритаун

Ан. Г. Как возникает форма в традиционном африканском искусстве?

Луиза И.Мэтцгер (далее - Л.М.). Практически все предметы африканского культа связаны с явлениями повседневной жизни и выполняют целевое назначение. Африканец может поклоняться реке, дереву, горе. Существует, например, много символов плодородия. Перед посевом крестьянин закапывает символический предмет на определенном месте своего поля. Перед этим символ освящается особым ритуалом. В случае, если с поля получат богатый урожай, символ выкапывается, и на празднике урожая ему подносятся приношения в виде продуктов этого поля. Ритуальная фигурка становится, таким образом, непременным участником ритуального празднества. Пожертвования вообще свойственны африканской традиционной культуре.
Разнообразие в применении предметов культа определяет возникновение их новых форм. Эти предметы, например маски Бунду, предназначенные для танца, используются во время того или иного ритуала.

Ан. Г. Есть ли будущее у традиционного африканского искусства?

Л.М. Мы постепенно отходим от старых традиций африканской культуры. Копирование старых предметов традиционной культуры не имеет смысла. Возникает новое искусство. Если рассматривать вопрос с собственно эстетической точки зрения, то до конца XIX века искусства как такового у нас не существовало. Только после достижения Сьерра Леоне политической независимости у наших граждан появился подлинный интерес к искусству именно с точки зрения восприятия его эстетических ценностей. Африканцы даже начали окружать себя предметами искусства.

В домах появились маски, скульптуры и другие предметы традиционной африканской культуры, выполняющие теперь декоративные функции. До того в городских домах африканцев не было масок и других предметов культа. Это совершенно новое явление.

Если говорить о проблемах традиционной африканской культуры, следует также иметь в виду, что Африка была и остается объектом влияния многих направлений. Об этом свидетельствует история Африки. Эти влияния оказывают разное воздействие на современного африканского художника, его творческое вдохновение, творческие поиски. Могу сказать, что сейчас очень трудное время для развития современной африканской культуры.

 
Автор книги Ан. Громыко с двумя африканцами в традиционных масках. Сьерра Леоне
Автор книги Ан. Громыко с двумя африканцами в традиционных масках. Сьерра Леоне

Интервью с Хаджа Каи Думбуйя, президентом общества кооперативной торговли предметами искусства и ремесла Сьерра Леоне i6 марта 1982 г. Фритаун

Ан. Г. Какова цель создания возглавляемого вами общества?

Ходжа Каи Думбуйя (далее -X. К. Д.). Главная задача нашего общества -приобретать в провинциях предметы африканской культуры, в том числе традиционной, и поставлять их на рынок. Наше общество имеет также красильную мастерскую по производству материала для местной одежды - ткани "гара". Эта работа, правда, проводится в основном на дому и тем самым обеспечивает занятость неграмотным женщинам. Буду с вами откровенна - все предметы африканского культа, которые мы продаем, являются имитацией. Подлинные традиционные предметы культового характера не могут быть вывезены из буша.

Ан. Г. Отличаются ли имитированные вами маски Бунду от тех, которые используются в ритуалах тайных обществ?

X. К. Д. На этот вопрос трудно ответить.

Дж. Ванди (директор Отдела культуры Министерства по делам туризма и культуры). Попробую ответить на ваш вопрос.

Подлинные предметы африканского культа хранятся в ритуальном буше, расположенном в укромном, хорошо скрытом от посторонних глаз месте, на своего рода алтарях. Эти предметы видят только на ритуальных церемониях. После использования в церемониях ритуальные маски снова возвращаются на алтарь, где они хранятся до следующей церемонии. Имитации, конечно, похожи на оригинальные маски. Во время ритуальных церемоний маски не только можно видеть, но даже, если есть желание, к ним прикоснуться.

Ан. Г. В чем все-таки заключается отличие оригинальных масок от их имитаций?

X. К. Д. Внешне маски одинаковы. Однако подлинные маски используются в религиозных церемониях и доступны для обозрения только людям, посвященным в тайны общества. Отличие также в том, что церемониальная маска проходит обряд специального освящения.

Ан. Г. Каков срок использования традиционной маски?

X. К. Д. Продолжительность использования одной маски зависит от характера церемоний. Маска может использоваться в течение десяти лет, затем она может подвергнуться ремонту, после чего снова используется. Обычно через каждые 15 лет маска заменяется новой.

Ан. Г. Насколько население Сьерра Леоне охвачено деятельностью тайных обществ?

X. К. Д. Тайное общество Санде охватывает всех женщин той или иной общины. Однако тайные общества есть не во всех племенах. Они есть у менде, темне, шербро, коно, локо, лимба, киси. Другие племена, насколько мне известно, не имеют тайных обществ. Тайное общество Санде приобрело международный характер. Оно сегодня распространено во многих племенах Сьерра Леоне, Либерии, Гвинеи, а также Берега Слоновой Кости.

Ан. Г. Что означают названия "Бунду" и "Санде"?

Дж. Ванди. Название "Бунду" означает ритуальный буш, место религиозного представления, оно используется применительно к маскам и танцам тайного общества. Санде - общее название всего тайного общества.

 
Автор книги Ан. Громыко в гостях у крестьян йоруба (Нигерия)
Автор книги Ан. Громыко в гостях у крестьян йоруба (Нигерия)

С Джоном Ванди, директором Отдела культуры Министерства по делам туризма и культуры Сьерра Леоне 17 марта 1982 г. Фритаун

Ан. Г. Здесь, в Сьерра Леоне, я сделал полезные для моей книги наблюдения. Вы знаете обо всех моих встречах. Есть ли, по вашему мнению, какие-либо "белые пятна" в собранной мною информации?

Дж. Ванди (далее -Дж. В.). Изготовляя предметы традиционной культуры, мастер старается вложить в них свое представление о красоте. Например, маски Бунду являются традиционной ценностью тайного общества Санде. Этот символ полностью отражает представление его членов о красоте. Такой ее видят и понимают представители народа менде. Складки на шее, символизирующие полноту женщины, подчеркивают, что у менде эта полнота считается красивой. Для представлений менде о красоте характерны толстые губы, острый нос, широкий лоб.

Маска, по мнению мастера, должна быть не только полезной, но и красивой, привлекательной, и работая, он стремится воплотить свои представления о красоте. Поскольку маска предназначена для ритуалов, связанных с посвящением девушек в полноправные члены общества Санде, после своего рода курса обучения в буше она должна служить примером красоты, привлекательности для девушек, которым в будущем необходимо найти себе мужа и выполнять супружеские обязанности.

Признаками красоты у народа менде считаются маленькие глаза, широкий лоб, рассматриваемый как вместилище человеческой мудрости. Женщины менде вообще красивы. Таким образом, маски Бунду отражают представление менде о красоте.

Ан. Г. Кого призвана изображать маска Бунду, какой дух?

Дж. В. Эта маска не изображает кого-то конкретно, а символизирует сверхъестественные силы. Иногда ее называют Совой (дьявол). Это образ грозного женского духа, духа общества Санде.

Ан. Г. В чем заключается вера африканца в сверхъестественное? Какой характер она носит? Помогает ли дух в повседневной жизни или он отпугивает злые силы, а ритуал охраняет членов тайного общества от несчастья?

Дж.В. Образ, который олицетворяет танцовщица в маске Бунду, является символом единения женщин тайного общества, руководит действиями его членов, в значительной мере их воззрениями.

Кстати, в танце эта фигура отнюдь не свободна в выборе своих движений, она подчинена основному музыкальному сопровождению.

Существуют весьма строгие правила поведения "духа тайного общества". Исполнитель этой роли не имеет права падать во время танца. Если же это случится, то он подвергается весьма строгому наказанию. В старые времена провинившегося даже карали смертной казнью. Инструмент, подсказывающий движения исполнителю главной фигуры ритуала, называется сангбеи.

Ан. Г. Почему исполнитель, упавший во время танца, подвергается строгому наказанию?

Дж. В. Падение центральной фигуры несет позор всему обществу. Упавший оскорбляет все племя.

Ан. Г. Выходит, что исполнение этой роли - весьма опасное занятие. Всегда ли находятся желающие браться за это дело?

Дж. В. Опасность для исполнителя - это только одна сторона ритуального танца. Танец приносит исполнителю и всем окружающим удовольствие. Танцам всегда уделялось большое внимание. Существуют школы ритуального танца, в них учатся девушки перед посвящением в члены тайного общества. Выбор кандидатуры на исполнение главной роли - дело всего тайного общества. В настоящее время упавший в танце не подвергает свою жизнь смертельной опасности. Его в дальнейшем просто не допускают к исполнению ритуалов, заменяют другим новым танцором.

Ан. Г. Почему падение танцора рассматривается как серьезное нарушение и даже оскорбление?

Дж. В. Дело в том, что ритуальные танцы - это групповые танцы. Главная танцовщица ведет танец, весь ритуал. Нужно обладать компетентностью в ритуальном танце, ибо танец может принести племени как удачу, так и горе в случае нарушения.

От главного исполнителя ждут строгого выполнения своих обязанностей. От него зависит успех всей церемонии, и во время ритуала все на него полагаются. В представлении африканцев, верящих в традиционную религию, падение танцора можно сравнить с неуклюжими действиями политика, на котором во время переговоров лежит большая ответственность. Такие ошибки в Европе ведь тоже не прощаются. Танец с маской Бунду является символом единения, удачи, успеха. Одна из функций Бунду -представлять эпицентр власти, и нарушение правил влечет за собой серьезное осуждение.

Движения в ритуальных танцах -это вовсе не случайные или произвольные движения, они имеют свои каноны и не меняются на протяжении многих лет.

Ан. Г. Сколько масок обычно принимает участие в танце?

Дж. В. Как правило, в ритуальном танце участвует одна маска. В тех случаях, когда тайное общество демонстрирует ритуальные танцы перед верховным вождем, их число может дойти до шести. Их может быть больше, когда несколько тайных обществ одновременно исполняют свои ритуальные танцы перед президентом страны, видным руководителем или политиком. Правда, в этом случае уже происходит имитация ритуального танца. Они всегда исполняются, когда заходит солнце, чаще всего поздним вечером и ночью.

Ан. Г. Как организованы тайные общества?

Дж. В. В районах, в которых живут менде, действует женское тайное общество Санде. Дальше одного населенного пункта централизация тайных обществ не идет. Каждое такое общество возглавляется женщиной Санде, у менде ее называют также Санде Джовои. 

Ан. Г. Допускаются ли мужчины на ритуалы женских тайных обществ? Кто играет на музыкальном инструменте сангбеи - тоже женщины?

Дж. В. Музыканты - это обычно мужчины, которые не являются членами тайного общества. Они не посвящаются в тайны и секреты общества. Это, как правило, профессиональные музыканты.

Ан. Г. Бывают ли случаи, когда под маской Бунду танцует мужчина?

Дж. В. Под маской всегда танцует женщина. У мужчин есть свои тайные общества. У менде - это тайное общество Поро.

Ан. Г. Насколько широко тайные общества охватывают своей деятельностью жителей населенных пунктов?

Дж. В. Как правило, в деревнях, реже в городах, все девушки проходят посвящение, однако в последнее время встречаются и исключения; например, когда родители посылают девушку учиться далеко от дома. Что же касается мужского тайного общества, то следует иметь в виду, что не все мужчины являются посвященными членами тайного общества.
Некоторые из них не проходят посвящения из-за трусости или по другим причинам. Такие мужчины не являются полноценными членами общества.
Не у всех племен существуют тайные общества. Например, у представителей племени фулла нет тайных обществ вообще. У креолов в Сьерра Леоне нет тайных обществ для женщин.

Ан. Г. Тайные общества пользуются влиянием не только в Сьерра Леоне, но во всей Западной Африке. Какую еще роль, кроме той, о которой мы уже говорили, они играют?

Дж. В. До прихода колонизаторов тайные общества определяли все стороны жизни племени. Они несли ответственность за безопасность племени, за образование. Тайное общество решало вопросы войны и мира, ловко обделывало дела в политике, исполняло религиозные функции.

Ан. Г. В каком соотношении находится в настоящее время деятельность тайного общества и таких религий, как, например, ислам или христианство?

Дж. В. Я сам являюсь посвященным членом тайного общества Поро и одновременно исповедую христианскую религию. Принадлежу к реформаторской церкви.

Ан. Г. Трудно себе представить такое совмещение. Можно ли искренне следовать двум религиям сразу?

Дж. В. Бог руководит действиями человека. Христианская религия между тем оставляет много свободы человеку в его деятельности. Вице-канцлер университета Фритауна, например, также является членом тайного общества и одновременно исповедует христианскую религию. Он католик. Принадлежность к тайному обществу Поро не означает, что человек не может исповедовать другую религию. Одно другому не противоречит.

Ан. Г. Можно ли сказать, что христианская религия и ислам оттесняют традиционные африканские верования?

Дж. В. Не следует рассматривать тайные общества как самостоятельную религию, хотя в них и исповедуется традиционная вера в предков. Перед ними все же стоят несколько иные цели. Главная задача тайных обществ - воспитать полезных членов племени, осуществлять руководство повседневной жизнью африканцев.

До прихода в Сьерра Леоне ислама и христианской религии африканцы верили в свои сверхъестественные силы. Например, африканец задумывался, откуда взялся стол. Он делал умозаключение - стол сделан из дерева, дерево выросло в буше, деревья в нем выросли из семян и т.д. Размышляя таким образом, африканец доходил, как говорится, „до точки". Его уровень мышления не позволял уяснить то или иное явление естественным образом. Дальнейшее представлялось ему проявлением сверхъестественных сил. Он считал, что есть какое-то высшее начало, которое придает смысл происходящим в мире явлениям. У менде такое сверхъестественное начало носит имя Нгевова.

С Абдулом Каримом Ту рей, доктором филологии, профессором, заведующим кафедрой культуры и лингвистики Университета Сьерра Леоне 19 марта 1982 г. Фритаун

Ан. Г. Что вы можете сказать об этой маске Бунду? 
Африканская маска Бунду
Африканская маска Бунду

Абдул Карим Турей (далее -А. К. Т.). Это ритуальная маска тайного женского общества Санде. Маска, которую мы видим, довольно старая и явно сделана не на продажу. Об этом, в частности, свидетельствует и то, что она янусовидная - двуликая. Изображение двух лиц на одной маске символизирует ее власть, могущество. Подразумевается, что от такой маски нельзя ничего скрыть. Изображение змей на маске принадлежит символике женского тайного общества Санде. В поверьях тайных обществ змеи также символизируют власть и могущество. Расположенные на лбу одного из лиц Бунду, они придают маске силу и власть.

Ан. Г. Что символизирует на этой маске мужская фигурка?

А. К. Т. Мужская фигурка на маске символизирует единство союза мужчины и женщины. В тайных обществах мужчин также есть символические женские фигуры. Предназначение этих символов - показать силу единения мужчины и женщины.

В мужском тайном обществе По-ро, членом которого я являюсь, этим символом служит всего лишь одна женщина, посвященная в его тайны. Она также символизирует это единение. Существуют, конечно, исключения. В некоторых случаях на церемонию инициации девушек в бунду, в буш (священное место в лесу), допускаются некоторые старшие члены мужского тайного общества той же общины.

Ан. Г. Что еще вы можете рассказать об этой маске-наголовнике?

А. К. Т. На верхней части маски изображена прическа, типичная для женщин народа менде, на макушке головы она увенчивается схематически трактованными узлами волос. Один такой узел на вашей маске сломан, отсутствует.

На лбу маски также изображены фетиши - амулеты, которые имеют мусульманское происхождение. Они называются „себе". Изображение этих амулетов - следствие проникновения ислама в традиционную культуру Сьерра Леоне.

Ан. Г. Расскажите о влиянии ислама в вашей стране.

А. К. Т. Ислам в Сьерра Леоне имеет свою специфику. Он не только оказал влияние на традиционную культуру, но и сам подвергся определенным изменениям, с тем чтобы оказывать на нас большое воздействие. Ислам не завоевывал Сьерра Леоне, а стал частью ее культуры. Мусульманские миссионеры на первый план выдвигали наиболее привлекательные аспекты этой религии. В результате представители традиционного африканского общества переставали пользоваться услугами своих лекарей и традиционной медицины и начали обращаться к мусульманским медикам. Сила и могущество настойчиво приписывались исламу. На мне рубаха традиционного покроя. Если бы на ней были изображены арабские письмена из Корана, она бы стоила больших денег. Считается, что такая рубаха придает силу ее владельцу, защищает его от всякого рода бед и неприятностей. Людям, как вы знаете, свойственно во что-то верить.
Исламские фетиши, изображенные на лобной части маски Бунду, обычно изготовлялись из кожи, на которую наносилась арабская вязь. В жизни подобные амулеты на лбу не носили, их смысл чисто символический. Но от этого маска не теряет своего значения как предмет традиционного искусства народа менде.

Ан. Г. Что обозначают метки в виде надрезов на лбу и щеках маски?

А. К. Т. Эти метки - пять параллельных надрезов - знаки красоты. С точки зрения африканцев они придают красоту человеческому лицу. Назначение таких меток - показать принадлежность к какому-либо народу. В Сьерра Леоне подобные метки приняты у менде.

Ан.Г. Мы видим, что мужская фигурка держит в обеих своих руках змей. Есть ли этому какое-либо объяснение?

А. К. Т. Это символ того, что нити власти и могущества сходятся к мужчине. Но это мое предположение.

Ан.Г. Можно ли сказать, что одно из лиц маски „переднее"?

А. К. Т. Думаю, что оба лица равны. Мне, к сожалению, не приходилось видеть такую маску в ритуальном танце. Расположенные на шее маски складки также символизируют красоту. Полную шею мы считаем красивой.

Ан. Г. Что изображено между шеей и прической?

А. К. Т. Это изображение ожерелья из ракушек каури. В торговле они использовались как деньги. Поэтому изображение каури на маске символизирует богатство тайного общества. В прошлом каури наделялись мистической силой и использовались в магических обрядах.

Некоторые старшие представители женских тайных обществ носили на руках браслеты из каури, указывающие на причастность к высшим тайнам бунду, а также свидетельствующие о власти, которой располагали эти женщины.

Ан. Г. На втором лице маски мы также видим надрезанные метки, которые лучеобразно расходятся от глаз в разные стороны. Они также символ красоты?

А. К. Т. Эти метки являются как символом красоты, так и говорят о принадлежности маски народу менде.

Ан. Г. Вы посвященный член тайного общества Поро. Я не вижу на вашем лице никаких меток.

А. К. Т. Надрезанные на лице метки - скарификация - постепенно уходят в прошлое. Они все менее популярны. Я принадлежу к племени темне, а у нас обычно такие метки наносятся только девушкам. У нас считается, что эти метки придают лицу красоту. Они не имеют какого-либо ритуального значения. Этот обычай постепенно отмирает.

Ан. Г. Была ли эта маска использована в ритуальных церемониях?

А. К. Т. Безусловно, эта маска использовалась в ритуалах наряду с ритуальной одеждой, которая называется „рафия". Рафия изготовляется из волокон одного из сортов пальмы, растущего в болотистой местности. Эта довольно длинная одежда достигает колен.

Ан. Г. Маска Бунду тяжелая, в ней, очевидно, трудно долго танцевать.

А. К. Т. Непосредственно на голову ее не надевают. Всегда подкладывается мягкая ткань, чтобы маска удобно сидела на голове танцора. Кроме того, в ритуальных танцах предусматриваются перерывы и для отдыха.

Маска - это центральная фигура в церемониях тайного общества. Без ее участия не проводится ни один ритуал. Она является также центральной фигурой в танце. Обычно каждое тайное общество имеет одну главную маску - символ власти и могущества. Такая маска защищает членов общества от всяких бед и неприятностей, а также „помогает" обучению девушек ритуальным танцам, ведению домашнего хозяйства и многому другому.

Ан. Г. Эта маска из Дару, расположенного на территории менде?

А. К. Т. Очень похоже, что это действительно так. Подлинные маски, конечно, трудно приобрести. В мужском тайном обществе Поро маска называется „гбелле". Как правило, эти маски очень красивы. Мне, как посвященному члену тайного общества, довелось видеть удивительно красивые маски. Их практически невозможно приобрести. Посторонним невозможно даже увидеть эти маски.

Ан. Г. Какова природа тайных обществ в Сьерра Леоне? Какие цели преследуют эти общества?

А. К. Т. Тайные общества существуют и у менде и у темне - двух крупнейших народов нашей страны. Задача этих обществ - руководство всеми сторонами жизни и деятельности всех членов общин, в которых они созданы. Они выступают в роли блюстителей религии, образования, правосудия и морали общины.

Существуют два этапа посвящения в тайные общества. Обычно первый этап посвящения или инициации проходят все мальчики и все девочки общины в возрасте приблизительно от шести до десяти лет. Я прошел первый этап инициации в возрасте шести лет. На этом этапе мальчики и девочки подвергаются обрезанию.

Мораль является предметом серьезного внимания тайного общества. От девушек, например, ожидается соблюдение девственности до замужества. Это одна из причин того, что в некоторых случаях посвящение, при котором проверяется, сохранила ли девушка девственность, оттягивается родителями до возраста в тринадцать-четырнадцать лет.

В бунду (буше) девушек на первом этапе посвящения знакомят с тайнами деторождения, правилами ведения домашних работ. Перед бушем стоит задача подготовить зрелых членов общины. Посвященных знакомят также с историей возникновения их племени и общины, важнейшими событиями в их прошлом.

Ан. Г. Кто в тайных обществах выступает в роли учителей?

А. К. Т. В этой роли выступают старейшины общества. Они обучают посвящаемых танцам, песням, охоте, ловкости выслеживания зверей, умению жить в буше, вплоть до устроения гамака в нем. Посвящаемых знакомят с растениями, пригодными в пищу или для лечения, и обучают их применению.

Ан. Г. Какова продолжительность пребывания будущих членов тайного общества в священном буше?

А. К. Т. В свое время я провел в буше четыре с половиной месяца. Мое пребывание в буше было весьма полезным. После возвращения оттуда я начал понимать многие явления, правила и традиции повседневной и общественной жизни моей семьи, моей деревни. Главное, что выносят из буша молодые люди, - это осознание силы единства, единения клана.

Ан. Г. Вы сказали клана?

А. К. Т. Сейчас я разъясню, что имеется в виду. Нас, посвящаемых, было около шестидесяти мальчиков. После посвящения все мы считаемся братьями. Это означает, что мы не должны враждовать и ссориться, а, напротив, обязаны оказывать поддержку друг другу. Этому посвящается особая церемония. В буше нам велели взять каждому по увесистому камню и повели с песнями и танцами к дереву кола, расположенному приблизительно в семи километрах от священного буша. Когда мы шли туда, девушки и женщины общины попрятались, чтобы нас не видеть. В соответствии с ритуалом мы уложили наши камни рядом вокруг этого дерева. Со временем они приобретают видимость монолита, их засыпают землей и песком, они зарастают, как бы символизируя нашу "общую кость". Этот символ действует на протяжении многих лет. Если я, предположим, поссорюсь сейчас с кем-либо из моих побратимов, который участвовал вместе со мной в этой церемонии, старшие члены нашего тайного общества пристыдят нас и поведут мириться именно к этому дереву.

Ан. Г. Расскажите о втором этапе посвящения.

А. К. Т. Вторая ступень тайного общества охватывает уже не всех членов общины. Это уже более серьезный этап, после которого члены тайного общества участвуют в принятии решений по особо важным вопросам. В настоящее время влияние тайных обществ все же ослабевает. Это связано с миграцией, с тем, что в общину теперь нередко входят представители разных племен, связано также с урбанизацией - уже многие горожане не являются, как раньше, членами тайных обществ. Но в провинции, в деревенских общинах это влияние все еще сильно. Так их вождь обязан быть членом тайного общества, но не всегда - его руководителем.

Члены второй ступени тайного общества обсуждают и решают наиболее жизненно важные вопросы. Раньше, например, ими решались пограничные конфликты, определялись отношения с другими племенами. Сейчас важное место занимают хозяйственные вопросы. Члены тайных обществ часто используются на бесплатных работах в пользу общины. Они могут прийти к крестьянам и помочь им убрать урожай. Это свободный труд. В ходе подобных работ посвящаемые второй ступени знакомятся с ведением сельского хозяйства, строительством хижин и других сооружений. Это коллективный труд, направленный на пользу всей общины. Там, где активны тайные общества, частное предпринимательство чаще всего не пользуется успехом.
Священный буш, в котором происходят первое и второе посвящения, является постоянным местом. Посторонний может посмотреть на него только со стороны. В священный буш допускаются лишь посвященные члены тайного общества.

Прежде второй этап посвящения в тайное общество занимал несколько лет. Кроме других премудростей молодые люди обучались в буше военному делу. После такого продолжительного пребывания в священном буше они возвращались в племя хорошими воинами, влиятельными членами общины и зрелыми мужчинами. У племени менде такие молодые люди назывались "вун-де". В настоящее время срок пребывания молодых мужчин в буше значительно сократился. В городах старые традиции нашей культуры разрушаются.

Ан. Г. Ваше мнение о художественной ценности предметов традиционной культуры. Руководствуется ли мастер, изготовляющий, скажем, маску Бунду, эстетическими соображениями?

А. К. Т. Резчик, конечно, руководствуется и эстетическими соображениями, но в первую очередь в своей работе он думает о целевом предназначении маски, необходимости использовать ее в ритуальных церемониях. Это проявляется прежде всего в оснащении маски символикой тайного общества. Вместе с тем при изготовлении маски присутствует и эстетика.
 
Рейтинг@Mail.ru