"Маски и скульптура тропической Африки" Ан. Громыко. Интервью. Искусствоведы Габона

Интервью с Донгбо Авантю, директором Национального музея искусств Габона и Икоганом Be, куратором музея 30 марта 1982 г. Либревиль

Ан. Г. Пожалуйста, несколько слов о традиционном искусстве пластики Габона.

Икоган Be (далее - И. В.). До проникновения в Габон христианства и мусульманства местные народности исповедовали исключительно культ животных и растений. Эти культы существовали еще до того, как начали верить в человеческих духов. Последние нашли олицетворение в скульптурах и масках. Многие из культовых предметов представляют собой емкость, где хранятся реликтовые вещи, например специальные корзины, на которые сверху ставились фигуры, олицетворявшие предков. Именно такими являются фигуры народа бакото, называемые «обамба».

В Габоне не любят смотреть на портретное изображение умершего человека. Конечно, можно сделать фотографию или портрет того, кто умер, но, повторяю, у нас этого не любят. Конечно, кое-какие детали в культовых изображениях передаются точно. 

Например, насечки по бокам лица маски - культовые разрисовки. Габонцы часто имеют татуировку на коже. С одной стороны, татуировка на щеках предназначена для украшения, с другой - имеет религиозное и этническое значение, показывая принадлежность к племени.

Ромбовидную нижнюю часть скульптур бакото нередко считают ногами или руками фигуры. На самом деле она является всего лишь технической деталью, которая помогает фигуре держаться на ящике, где находятся останки предков.
 
Навершие реликвария. Народность Бакота, Габон
Навершие реликвария. Народность Бакота, Габон


Ан. Г. Сколько стилей существует у бакота?

И. В. Я не могу ответить точно, но перечислю некоторые из них: кото обамба, кото моунгви, кото шамай, кото кота - это четыре основные подгруппы.

Ан. Г. Сохранились ли в деревнях традиции сульптуры бакота? Делают ли такие же скульптуры современные жители Габона?

И. В. Нет. В настоящее время все это ушло в прошлое.

Ан. Г. Значит, традиционная пластика бакота стала историей, и в настоящее время никто из габонцев этой традиции не следует?

И. В. После того как в Габон пришли европейские миссионеры, почти все традиционные культовые скульптуры были ими уничтожены. Многое из того, что мы видим здесь, в Национальном музее, было найдено под землей.

Донгбо Авантю (далее-Д. А.). Мне хотелось бы несколько уточнить это высказывание. 

Религия бакото существует главным образом в семейном кругу, является секретной и священной, закрытой для посторонних. Поэтому невозможно точно сказать, производятся ли сейчас маски и фигуры. Мне, например, известно, что в районе Франсвиля, где ранее широко развивалась традиционная пластика бакота, есть резчики, которые делают эти предметы. Эти мастера, между прочим, работают в тесном контакте с нашим музеем. Это говорит о том, что в народе культ предков бакота еще существует. Многие габонские семьи стремятся иметь у себя скульптуры бакота. Следует, однако, знать, что, уезжая на новые места, молодые члены семьи не имеют права брать с собой даже часть священных реликвий, которые находятся в корзине или в сосуде. Именно над ними закрепляются фигурки бакота, которые так ценятся в Европе. Эти тщательно сберегаемые реликвии хранятся у главы большой семьи, который и отправляет этот культ. Уехавшие члены семьи знают, где находится эта реликвия, и по возможности приезжают туда с тем, чтобы участвовать в культовых обрядах. При изготовлении такой традиционной скульптуры необходимо изобразить у нее прическу и особенно лобную часть. Скульптуры бакота может видеть не каждый, для этого необходимо перейти из детского во взрослый возраст. Только после достижения зрелого возраста человек может видеть обрядовые скульптуры и маски.

Ан. Г. Значит, обрядовые скульптуры от детей скрывают?

Д. А. По существу, да. Более того, скульптуры бакота могут видеть только мальчики, девочки вообще лишены этого права. Но до перехода во взрослое состояние и мальчикам их видеть запрещено.

Ан. Г. Эти скульптуры и маски прячут в тайниках?

Д. А. Да, их прячут в секретные места. Маски используются только на религиозных церемониях.

Посещение Национальной школы искусств и керамических изделий Габона 25 марта 1982 г. Либревиль 

Беседа с Булинга Нгимби, специалистом по керамике, народ бапуну (вароипои)

Ан. Г. Расскажите об изделии, над которым вы сейчас работаете.

Булинга Нгимби (далее - Б.Н.). Я завершаю работу над скульптурой, которая изображает больного проказой человека. Особый морфологический строй фигуры подчеркивает, что этот человек болен именно проказой. Такие фигурки служили амулетами в общинах или отдельных семьях. Считается, что они ограждают людей от проказы. Моя скульптура, однако, не служит традиционным, культовым целям и представляет собой, скорее, ценность эстетическую.

Ан. Г. Какими эстетическими критериями вы руководствуетесь, создавая свои скульптуры?

Б. Н. Понимание эстетики в Африке в значительной мере отличается от европейских критериев. Основываясь на наших традициях, я стремлюсь прежде всего делать свои изделия красивыми. Здесь важную роль играют композиция, соблюдение правильных пропорций, пластичность скульптуры. Многое зависит и от выбора натуры и сочетания красок. Удачная совокупность всех этих компонентов оживляет фигуру, придает ей ритмичность. В своих скульптурах стремлюсь выразить духовный мир, естественные чувства моего народа.

Беседа с Аник Гамба, учащейся I курса

Ан. Г. Расскажите, над чем вы работаете.

А. Гамба. Я решила вылепить из глины хамелеона, животное, неразделимое с нашей повседневной жизнью. Мне нравится, как хамелеон меняет цвета.

Ан. Г. Как вы это отразите в скульптуре?

А. Гамба. Готовая фигурка будет покрыта разноцветной эмалью, чтобы передать характер изменчивого цвета хамелеона.

Ан. Г. Имеет ли ваша скульптура символическое значение?

А. Гамба. Конечно. Мой хамелеон не только отражает явление природы, но и символизирует такие черты, как переменчивость, непостоянство, осторожность.

Беседа с Даниэлем Сима, представителем народности фанг провинции Волё-Нтем

Ан. Г. Что вы думаете о реалистическом искусстве и модернизме?

Даниэль Сима (далее -Д. С.) Среди работ молодых габонских скульпторов, к которым отношусь и я, присутствует разумное сочетание того и другого.

Ан.Г. Какой стиль, на ваш взгляд, главенствует в габонском искусстве?

Д. С. Создавая свои произведения, габонцы используют элементы абстракционизма, но в своей основе они по-прежнему руководствуются африканским искусством, сближая свои работы с реализмом.

Ан. Г. Что вы можете сказать о фигурках «биери» народа фанг?
 
Скульптура Биери, Габон
Скульптура Биери, Габон
 

Д. С. Без сомнения, они выполняются реалистически, но имеют культовое назначение. Их интерпретация зависит от обычаев того или иного племени.

Ан. Г. Поддерживаются ли в Габоне традиции народа фанг, создавшего немало традиционных скульптур?

Д. С. Мы стараемся не только сохранить это направление нашего традиционного искусства, но и развивать его.

Ан. Г. Как практически это осуществляется?

Д. С. Мы стремимся делать скульптуры, отражающие жизнь, динамичные и пластичные. Свою цель я, например, вижу в создании произведении искусства, доступных пониманию всех людей. 

Беседа с Габриэлем Бикенди, резчиком по дереву, уроженцем Ластурвиля, народ фанг

Ан. Г. Какое дерево вы используете для изготовления фигурок?

Г. Бикенди. Я обрабатываю эбеновое, или черное дерево, одну из самых прочных, долговечных и дорогостоящих пород древесины.

Ан. Г. Какое место в вашем творчестве занимают традиции? Почему голова фигурки, которую вы делаете, непропорционально велика по сравнению с другими частями?

Г. Бикенди. Я беру сцены из жизни. Вот, например, фигурка африканца, идущего на охоту с двумя собаками. В руках охотника соль и маленький нож. Традиционное габонское искусство рассматривает голову человека как вместилище разума, могущества, в связи с чем она и должна быть больше остальных частей тела. К сожалению, наша традиционная культура все чаще подвергается влиянию Запада, причем эта тенденция проявляется не только в жизни, но и в африканском искусстве. Достаточно посетить, например, города нашей страны, чтобы убедиться, что габонцы зачастую не носят традиционных одежд.

В мастерской художников

В мастерской работают семь художников, лепят реалистические по своей манере исполнения статуи. Картины, висящие на стенах, выполнены как в абстракционистской, так и в реалистической манере. На многих из них изображены сцены быта, охоты, ритуальных танцев. Выставлены также портреты и натюрморты, в которых наряду с реалистическим отображением окружающей действительности присутствует и абстрактный стиль.

Художник Робер Мейе, выходец из народа фанг, дарит мне картину. Она выполнена в необычной для африканского традиционного искусства манере. В основе картина реалистична, посвящена нелегкому труду лесорубов. 

Посещение центра обработки камня М'Бигу 30 марта 1982 года

В деревню, где находится центр, доставляется мягкий или, как его еще называют, «мыльный» камень из района М'Бигу (Габон). Камни обрабатывают тридцать резчиков, разбитых на несколько групп.

В прошлом камень из М'Бигу применялся для изготовления курительных трубок и предметов домашней утвари. Около тридцати пяти лет назад некоторые предприимчивые габонцы, почувствовав, что на этом можно заработать, сделали первую статуэтку-голову из легко поддающегося обработке камня, избрав в качестве модели мальчика по имени Цамба Мулалоко.

Создателем этого вида габонского искусства считается резчик Пьер Лосангой, основавший в 1961 году центр по обработке камня. Предприниматели использовали затем этот центр для изготовления предметов искусства, предназначаемых туристам. Об этом свидетельствуют участие государства в поддержании центра, а также построенная в деревне при содействии канадцев новая ремесленная мастерская, с открытием которой резко возрастет выпуск головок и статуэток.

Беседа с Жаном Клодом Макеле, резчиком по камню народа бакеле

Ан. Г. Что вы взяли за образец для изготовления ваших статуэток?

Жан Клод Макеле. Я видел фигурки, которые вырезал мой отец, и научился делать такие же.

Ан. Г. Что традиционного в вашей статуэтке?

Жан Клод Макеле. В фигурке, которую я вырезаю, самым интересным является гордая посадка головы и традиционная габонская прическа.

Беседа с Фоста Мусунда, скульптором народа балумба, уроженцем провинции Ньянга Зо марта 1982 г. Либревиль
 
Фоста Мусунда. Мастер по изготовлению африканских масок (Габон)
Фоста Мусунда. Мастер по изготовлению африканских масок (Габон)

Ан. Г. Вы делаете традиционные скульптуры?

Фоста Мусунда (далее - Ф.М.). Я вырезаю маски и фигурки из дерева и камня, однако предпочтение отдаю традиционным деревянным скульптурам бакота, которые я покрываю медными полосами, а также маскам обамба, батеке, бапуну, балумбу.

Ан. Г. Скажите, делают ли в настоящее время скульптуры и маски бакота в габонских деревнях?

Ф.М. Делают, но очень редко, ведь для их изготовления требуется дорогостоящая медь, которую сейчас трудно найти. Это же касается и других традиционных предметов культовых обрядов, например статуэток на надгробиях предков, белых масок фанг мпуну. Для всего этого нужны специальное дерево, краски, а их не всегда можно достать.

Ан. Г. Что вы берете за образец, когда делаете скульптуры и маски?

Ф.М. Мне обычно приносят маски из деревни и заказывают их копии. Мне также сообщают размеры танцора. К сожалению, из года в год приносят все меньше настоящих масок, потому что в свое время белые, посещая наши деревни, забрали оттуда почти все маски. Из-за отсутствия образцов я часто пользуюсь старыми книгами или вырезаю маски по памяти. Маски, с которых я делаю копии, у меня не остаются, их уносят люди, заказы которых я выполняю. Лица, отправляющие культы, прячут эти маски в местах, известных им одним.

Ан. Г. Остались ли в деревнях резчики? Ведь не только вы выполняете заказы?

Ф. М. Только в очень удаленных габонских деревнях можно еще найти резчиков традиционных предметов, причем работают они медленно как из-за нехватки необходимых материалов, так и в связи с особенностями изготовления традиционной маски, каждый элемент которой подвергается освящению, наделяется силой, для чего совершаются культовые обряды, сопровождаемые, как правило, традиционными танцами. Поэтому для изготовления некоторых видов масок требуется около года.

Ан. Г. Все ли ваши маски, после выполнения заказов, увозятся в деревню?

Ф.М. Нет, не все. Дело в том, что наряду с выполнением заказов для людей в деревнях определенную часть своих изделий я делаю для туристов, чтобы поддержать свое существование.

Ан. Г. Много ли вы делаете масок?

Ф. М. Я вырезаю небольшое количество масок, поскольку, как и другие габонские скульпторы, работающие в духе национальных традиций, испытываю значительные финансовые затруднения.

Ан. Г. Считаете ли вы заслуживающим внимания предметы искусства, которые продают у вас в городах?

Ф. М. В городах существует много торговцев предметами искусства, а в Либревиле даже создан специальный торговый центр для туристов, однако подлинных традиционных изделий, как бы искусно их ни покрывали пылью и подделывали под старину, вы там не обнаружите.

Ан.Г. Расскажите о скульптурах бакота.

Ф. М. Это скульптуры молчания и страха. Они не предупреждают врага семьи, которую охраняют, а сразу убивают его. Все это знают и боятся их. Обычно в деревне было несколько таких скульптур. Они закреплялись на сосуде с черепами и костями умерших предков, конечно, не всех, а самых сильных и умных в семье. Эти останки хранились и охранялись главой семьи. Время от времени останки в сосуде заменялись, прежние захоронялись и теряли свою магическую силу. Не всегда глава семьи был самым умным и сильным. С возрастом он дряхлел, и фактическим главой семьи становился новый человек. Но прежний глава семьи оставался его советником и имел право завещать потомкам хранить свои останки (череп и кости) в реликтовом сосуде или корзине.

Ан. Г. Сохраняются ли сейчас в деревнях эти обычаи?

Ф.М. Я могу сказать одно. Во всех девяти провинциях Габона сейчас очень трудно обнаружить настоящую реликвию - скульптуру бакота. Белые и священники-католики забирали их у местного населения, увозили, а порой даже сжигали.

Ан. Г. Делают ли в настоящее время традиционные скульптуры бакота?

Ф.М. Конечно, делают, но меньше, чем раньше, да к тому же почти нет хороших скульпторов. Но те, кто есть, известны по всей округе и делают традиционные скульптуры, в том числе по заказам общин. Обычай этот сохраняется, но постепенно затухает, старики умирают - с ними уходит и обычай. Многие о нем еще помнят и ему следуют.

Ан. Г. В чем различие содержания слов «пуну» и «бапуну»?
Ф.М. Между собой, в обиходе, мы себя называем «бапуну». Приставка «ба» означает «все пуну». «Пуну» - отдельный член племени.

Ан. Г. Слово «племя» и сейчас используется в обиходе?

Ф.М. О да! Оно вовсе не означает для нас что-то обидное.

Ан. Г. Несколько слов о своей маске пуну.

Ф.М. Маска сделана в 1953 году. Мы видим пышную прическу женщины-предка. На ее скулах красные метки. Это украшение-скарификация. На щеках одного и того же человека могут быть и разные по форме орнаментальные надрезы, что видно и на некоторых масках. И это не снижает их художественного достоинства.

Что касается самой маски, то это женская танцевальная маска народа бапуну, регионов Ньянга и Муила, которая в ритуальных танцах сейчас, как правило, не применяется, но зато она широко используется в ритуалах праздничных танцев. Эта маска обозначает всеобщее веселье. Моя маска, например, использовалась на празднике независимости Габона в 1967 году. Она также долгое время использовалась мною как прототип таких масок, которые я делаю по заказу.

Ан. Г. В том числе и для жителей деревень?

Ф.М. Да, конечно. У них тоже есть свои танцевальные традиции, и эта маска им необходима.
 
Рейтинг@Mail.ru