"Маски и скульптура тропической Африки" Ан. Громыко. Глава вторая. Эволюция деревянной скульптуры и масок

Маски, о Маски.
Черные, красные, бело-черные Маски -
Четыре точки лица, откуда доносится мне дуновение Духа,
Маски, в молчанье приветствую Вас,
И не последним тебя, мой предок с обликом Льва.
Вы охраняете это священное место от бренного женского смеха, от гаснущих быстро улыбок. 
В этом чистом воздухе вечности я вдыхаю дыханье Отцов.

Леопольд Седар Сенгор, Сенегал


Условия становления пластических искусств и возникновения религиозных верований

Углубляющиеся знания в области африканистики все более открывают завесу времени и проливают свет на значение, роль и место Африки в мировом общественно-историческом процессе. Исследования в области антропологии, археологии, этнографии, истории и других смежных наук дают нам новые и новые данные о роли Африканского континента в общем развитии человечества, и эта роль становится все более и более весомой. Именно в Африке произошли значительные сдвиги в процессе эволюции предчеловека к человеку.
«Хотя, по новейшим гипотезам, - пишет известный английский африканист Б. Дэвидсон, - сто тысяч лет назад на континенте было примерно сто двадцать пять тысяч жителей, его население, вероятно, превосходило по численности население других континентов. Иными словами, африканцы более успешно покоряли окружавшую их природу. К концу неолита их численность, видимо, достигала трех-четырех миллионов человек, (...) к началу колониального периода их, вероятно, насчитывалось около ста пятидесяти миллионов». 

Эти цифровые данные, конечно, весьма приближенные, вместе с тем являются свидетельством сравнительно быстрого освоения Африканского континента.

В процессе трудовой деятельности человека и в ходе борьбы с окружающей природой происходило развитие его способностей. Особенно важное значение в ходе этого процесса имело совершенствование человеческой руки, которая впоследствии, по словам Энгельса, позволила «как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини».

В труде и в общественной жизни развивалось и крепло сознание человека, совершенствовались речь и мышление. Это обстоятельство явилось предпосылкой, предварительным условием развития творческой деятельности. Наряду с этим в процессе общественно-трудовой деятельности людей возникли и конкретные потребности, способствовавшие возникновению и формированию искусства как одной из форм общественного сознания.

Особенности природно-климатических условий, социальной организации, образа жизни, специфика орудий труда стали важнейшими предпосылками, определившими развитие деревянной и глиняной скульптуры в странах Западной и Центральной Тропической Африки.

В странах Тропической Африки сравнительно рано появился специальный способ обработки кремниевых пластин, позволявший изготовлять каменные орудия небольших размеров - микролиты, которые использовались в качестве вкладных лезвий для деревянных копий, стрел, ножей. Постоянная работа с древесиной, которую в изобилии поставляли тропические леса, постепенно вела к совершенствованию навыков в резьбе по дереву, получившей особенное развитие и распространение в связи с последующим появлением металлических орудий труда.

Относительная легкость обработки древесины активизировала творческую энергию африканского художника, что было важным обстоятельством в условиях подвижного уклада жизни многих племен Тропической Африки. В то же время кочевой быт африканских народов на той стадии развития не способствовал распространению художественной обработки твердых материалов. Последнее требовало значительно большего времени. Полуоседлые народы северных районов Европы и Азии, особенно зимой, находились в иной ситуации, и там преобладали произведения, выполненные в твердых материалах. Таким образом, основной предпосылкой становления и эволюции деревянной и глиняной скульптуры, как и искусства вообще, явилась в итоге общественно-трудовая практика человека.

В борьбе с могущественными силами природы, вследствие характерного для той эпохи весьма низкого развития общества и его производительных сил, человек выглядел бессильным, а порой абсолютно беспомощным. Ограниченность накопленного им трудового опыта, нередко почти полная зависимость от происходящих помимо воли людей событий и явлений не позволяли подняться до зрелого понимания окружавшего мира и своего места в нем. «Уже верное отражение природы, - писал Ф. Энгельс, - дело трудное, продукт длительной истории опыта. Силы природы представляются первобытному человеку чем-то чуждым, таинственным, подавляющим. На известной ступени, через которую проходят все культурные народы, он осваивается с ними путем олицетворения. Именно это стремление к олицетворению создало повсюду богов (...)». 

Таким образом, бессилие первобытных людей в борьбе с силами природы породило различные верования, а затем и религию. «Религия, - отмечал Ф. Энгельс, - возникла в самые первобытные времена из самых невежественных, темных, первобытных представлений людей о своей собственной и об окружающей их внешней природе».

С возрастанием в ходе общественно-трудовой деятельности человека обобщающей функции его разума проявлялась и активизировалась его способность к воображению и фантазии, являющихся необходимым условием художественного творчества. Невежество оставалось, однако, спутниками человека на тысячелетия. Именно они в основном создали условия для развития религиозной фантастики, извращающей представление о реальных вещах, затрудняющей понимание существа происходящих явлений, ведущей к отрыву человека от действительности и сковывающей социальный прогресс. В классовом обществе религия быстро приобрела и роль политического инструмента в руках власти, иными словами, политизировалась.

Традиционная деревянная скульптура и маски в различных формах нашли широкое применение в религиозных культах и обрядах народов Западной и Центральной Тропической Африки. Деревянная пластика, особенно на ранних стадиях развития, носила главным образом культовый характер и выполняла в основном религиозно-культовую функцию.

Одной из наиболее архаичных форм религиозных верований, имевших весьма широкое распространение почти у всех народов Тропической Африки, является тотемизм, и поныне сохранившийся как пережиток у отдельных этнических групп. Тотемизм представляет собой соединение мифических представлений, религиозных обычаев и обрядов, связанных якобы существующим кровным родством между людьми и животными, также (что значительно реже) растениями. «Тотем - это символ, используемый для выделения и отличия определенного рода или племени. Часто им бывает какое-нибудь местное животное, принятое в качестве талисмана; оно становится тотемом в том случае, когда находит отражение в каком-либо виде искусства».

Животное или растение, именем которого называлось племя, считалось прародителем всего рода и с ним связывались многочисленные табу: запрещалось убивать и употреблять в пищу тотемное животное и растение, вводились нормы, запрещающие браки между членами рода, поклоняющихся одному и тому же тотему, и т.д. По меткому замечанию Гегеля, «... культ животных следует понимать здесь как созерцание чего-то таинственно внутреннего, которое в качестве жизни представляет собой высшую власть над чисто внешним».

Тотемизм нашел широкое отражение в деревянной скульптуре и масках. Сюжеты из мифов о предках - полулюдях-полуживотных и по сей день воспроизводятся в статуэтках и масках, широко используемых в различных магических и ритуальных церемониях.

Так, в соответствии с мифическими преданиями догонов (Республика Мали), давным-давно, спасаясь от преследования, этот народ очутился перед широкой рекой, преграждавшей ему путь. Пересечь водное препятствие казалось, невозможно. Людям грозила неминуемая гибель. Однако в реке находились крокодилы, которые на время превратились в бревна, образовав мост от одного берега реки к другому. По этому мосту все племя быстро перебралось на другой берег и очутилось в полной безопасности, а бревна снова превратились в крокодилов. С тех пор тотемом догонов стал крокодил и главная маска племени изображала это животное. Маска крокодила и по сей день используется во многих ритуальных церемониях догонов, а в последнее время - все чаще на увеселительных карнавалах, маскарадах и танцах.

Сразу же следует особо подчеркнуть, что под термином «маска» понимается собственно деревянная маска-личина или маска-наголовник, закрывающая и маскирующая лицо человека; в широком смысле слова под «маской» подразумевается новый образ, создаваемый ее носителем в ходе маскарадного перевоплощения на основе использования не только маски-личины, но и специального, соответствующего данной маске костюма, также скрывающего ряженого с головы до ног, особого наголовника, представляющего зачастую рога или другое массивное украшение. 

Шуршащие древесные волокна, украшения-погремушки и шлейф костюма призваны «заметать следы» маски. Каждой маске соответствуют только ей присущие особые движения, ритм, танцы, музыка. В умении образно и живо воспроизводить эти движения, играть именно ту роль, которая отведена данной маске, как раз и состоит главное искусство ряженого. «Маски, когда мы видим их прикрепленными к стене или в виде соло исполнителей на фотографии, не дают о себе полного представления... Смотреть на маску без ее костюма и без соответствующей ей роли в церемонии равносильно рассматриванию театрального аксессуара без спектакля». Говоря о маске, африканцы, в отличие от европейцев, почти всегда имеют в виду цельный образ и комплекс понятий, объединяемых термином «маска».

С течением времени некоторые легенды отчасти забывались, отчасти переосмысливались, что вело к видоизменению и трансформации тотемных представлений. Однако основывающиеся на тотемизме религиозные суеверия и обычаи в пережиточных формах и по сей день еще довольно стойко держатся в быту многих африканских народностей. 

Все народы Тропической Африки, у которых в большей или меньшей степени развита мифология, имеют специальные ритуальные маски, выражающие их мифические представления. Эти маски широко используются во всех ритуальных обрядах и в последнее время все чаще - увеселительных церемониях и карнавалах.

Анимизм

Важное место в автохтонных религиях Тропической Африки занимает анимизм. В обрядах широко используются статуэтки и маски. В основе анимизма лежит вера в душу и в духов, якобы представляющих собой фантастические существа, стоящие за явлениями и предметами живой и неживой природы. Душа в соответствии с этой религией связана с одним предметом или его частью, что является источником веры во множественность душ, а дух обладает возможностью независимого существования и при необходимости может вселяться в различные предметы, «одушевляя» их. Так, например, у народов кпелле и диула (Западная Африка) широко используются различные статуэтки и маски, в которые, после совершения необходимых ритуальных процедур, «вселяются» добрые духи, охраняющие жилище и семью от злых, недобрых духов и сглаза.

Анимизм тесно связан с культом предков, наиболее распространенным и по сей день среди всех народов Западной и Центральной Тропической Африки. В соответствии с представлениями, вытекающими из этого культа, умершие родственники продолжают жить как духи. Они обладают способностью витать отдельно от своего тела, либо превращаться в сверхъестественные существа, выступающие в своем земном облике или в образе животных. Духу предков приписывается магическая сила, способность возрождаться в потомках и оказывать доброе или пагубное влияние на судьбу всего рода или племени.

Значение и влияние культа предков на поведение, уклад жизни и воззрения отдельных народов и племен можно проследить на примере народа баконго. В жизни баконго духи умерших сородичей навечно остаются почетными и самыми главными членами рода. «Собственность на землю у баконго - коллективна... Неделимым участком земли владеет род или разветвление, подразделение рода. Но род состоит не только из живых, он обязательно включает, и даже в первую очередь, умерших сородичей - бакулу.. .Живые члены рода обрабатывают поля, собирают дикорастущие дары природы, охотятся, ловят рыбу. Они используют доставшуюся от предков землю, но умершие сохраняют право собственности на нее».

Реликварий
 
Хранитель реликвария. Страна происхождения Габон
Хранитель реликвария. Страна происхождения Габон


Ритуал культа предков начинается с погребения. После завершения похорон на могильном холме часто устанавливается погрудное изображение умершего, изготовленное из дерева или, что реже, из обожженной глины. Кроме того, в память о предках делаются деревянные статуэтки, в которые, по убеждению баконго, вселяются души умерших сородичей. Эти статуэтки, призванные обеспечить в доме присутствие духа, помещаются обычно на алтарях, существующих до настоящего времени во многих жилищах. На алтарях приносятся жертвы усопшим предкам, и в первую очередь покойному отцу. Эти деревянные фигурки порой помещают на специальных реликвариях - небольших ящичках или корзинах, где хранится прах и зола от сожженных костей умершего.

Деревянная статуэтка, олицетворяющая почившего родственника, делается по заказу местным резчиком, который стремится придать ей некоторые черты сходства с умершим. 
Однако при передаче сходства преследуется цель изобразить в первую очередь такие приметы умершего, которые обеспечивают его узнавание членами рода или племени: точная передача татуировки, прически и характерных признаков лица и фигуры.

Татуировка у африканцев, ввиду черного или смуглого цвета кожи, производится путем глубоких надрезов тела, передающих будущий рисунок, узор, изображение, символ. После заживления ран остаются массивные рубцы-шрамы бордово-фиолетового цвета, рельефно и отчетливо выступающие на коже. Такую татуировку называют рубцеванием (шрамированием или скарификацией – прим Muhomor.net). Татуировка указывает на принадлежность ее обладателя к определенной этнической группе. В настоящее время она практикуется лишь в наиболее отдаленных от городов и менее развитых районах Тропической Африки. Часто резчик-художник вообще не ставит задачу изображения портретных черт усопшего, а лишь стремится передать присутствие его «духа». В этом случае скульптуры носят условный характер.

Для того чтобы душа предка вселилась в статуэтку, совершается особая ритуальная процедура. В специальное углубление, сделанное в голове либо животе статуэтки, закладывается порошок из пережженных костей умершего с различными снадобьями, после чего отверстие закрывается пробкой или специальной крышкой. После завершения этой процедуры считается, что дух вселился в свое изображение и к «одушевленной» статуэтке уже можно обращаться с молитвами о помощи, за советами и т.д. Статуэтка, изображающая дух умершего предка, находится среди домашних реликвий до тех пор, пока среди живых сохраняется память об умершем. По мере обновления рода эта память постепенно угасает, и статуэтка, теряя свое религиозное значение, снимается с алтаря, уступая место новым изображениям.

Создание масок

Наряду с деревянными статуэтками при отправлении культа предков у различных народов Тропической Африки весьма широкое распространение имеют маски, вырезанные из дерева. Этот тип масок, олицетворяющих дух умерших родственников, отличается спокойным, умиротворенным выражением застывших лиц с закрытыми глазами. Такие маски часто используются при ритуалах, связанных с похоронами, что символизирует участие духов предков в этих обрядах и их покровительство. В этих церемониях у народности мпонгве (Габон), как правило, также используется раскрашенная женская маска (Punu – прим. Muhomor.net), воплощающая дух смерти. Маска представляет собой овальное женское лицо с четкой рельефной татуировкой, покрашенное белой краской (белая краска у многих африканских народов символизирует смерть). Над закрытыми глазами, в которых прорезаны узкие смотровые щели, черной краской выведены дуги тонких бровей; губы покрашены в красный цвет, на голове - пышная прическа. Общее выражение маски - успокаивающее, умиротворяющее.

У некоторых народностей, например у дан (Либерия), делаются специальные маски, основное назначение которых состоит в том, чтобы установить контакт с усопшими. Эти маски - небольшие по размеру, и обычно их носят при себе на бечевке, пропущенной через небольшое «ушко», привязанной к поясу. С масками разговаривают наедине, у них просят по мощи и совета в трудных ситуациях, на них гадают о будущих событиях. Они выполнены, как правило, на высоком уровне, очень интересны, так как представляют собой изображения реально существовавших людей.


Фетишизм

Деревянная скульптура и маски широко связаны с фетишизмом - существенным компонентом многих религиозных культов Тропической Африки. Под фетишизмом здесь понимается религиозное почитание отдельных предметов, которым приписываются сверхъестественные сила и могущество. 

Фетиш воплощает определенные идеи, понятия, представления, образы. Наряду с различными талисманами и амулетами, святилищами, скалами, камнями, деревьями, фетишами являются также особые деревянные статуэтки, маски, приобретающие сакральный характер. «Фетиш представляет собой вместилище божества или духа. Почти каждый предмет, но особенно вырезанные из дерева маски и статуэтки, могут быть превращены колдунами в фетиш путем их обработки особыми магическими субстанциями» (*10).

Эти статуэтки и маски призваны в первую очередь предохранить их почитателя от болезней, чародейства недругов или злых духов.
Фетиш Никиси
Фетиш Никиси
Большое распространение, в том числе и в наши дни, получили фетиши (статуэтки и маски), помещенные у входа в жилище и якобы предохраняющие семью от всех несчастий и дурного сглаза. Эти маски и фигурки призваны выполнять функции живого человека - охранять в отсутствие хозяина имущество, дом и посевы от воровства, порчи и воздействия недобрых сил. Они нередко имеют устрашающий вид и отличаются причудливыми формами. Для внушения чувства страха им стараются придать «одушевленный» вид. С этой целью в глаза маски или статуэтки, чтобы сделать их похожими на человеческие, вставляют кусочки стекла или зеркала, отражающие свет. В щеки и в подбородок втыкают в полном беспорядке старые гвозди и различные острые металлические предметы, которые по замыслу исполнителя должны увеличить колдовскую силу фетиша. Фетиши довольно часто раскрашивают, используя в основном три цвета: красно-коричневый, черный и белый, так как считается, что пестрая раскраска подчеркивает их необычность и производит на людей более сильное эмоциональное воздействие.
В качестве фетишей используются и фигурки животных. Им придается сказочный, а то и устрашающий вид. Таков, например, фетиш из Конго (Париж, Музей человека), изображающий причудливое животное с двумя головами.
Произведения деревянной пластики находят широкое использование в церемониях и обрядах, связанных с магией или колдовством, занимающими значительное место в религиозных воззрениях африканцев. При этом под термином «магия» понимают «все те приемы и действия, которым суеверное воображение приписывает способность непостижимым, иррациональным, сверхъестественным образом оказывать иногда непосредственно, иногда телепатически или телекинетически, но всегда автоматически, принудительное или безотказно императивное воздействие на те или иные объекты реального и фантастического мира. Магия имеет в своей основе веру в возможность использования мнимых сверхъестественных свойств тех или иных существ, предметов, жестов, слов и даже мыслей для ограждения от опасности, для нанесения вреда врагу, для обеспечения удачи во всех делах, для проникновения в тайны прошлого и будущего» (*11).

Магическое воздействие приписывается отдельным деревянным статуэткам и маскам, например, у народа бауле (Берег Слоновой Кости), у народа фон (Бенин), у народа фанг (Габон) и т.д., которые якобы могут оказывать сверхъестественное волшебное воздействие на всю жизнь человека, начиная с момента рождения и до его смерти, сопутствовать успеху охоты, земледелия, рыболовства, избавлять от болезней, бед и горя, а с другой стороны- расстраивать планы врагов и сковывать их злые намерения.

У народа бидього (Западная Африка) до сих пор существует вера в магическое действие деревянной статуэтки, которая вручается женщине сразу же после ее замужества. Полагают, что наличие этой статуэтки содействует быстрому наступлению беременности. После родов статуэтка возвращается старосте деревни, который передает ее другой, только что вступившей в брак женщине. Причем деревянная статуэтка изображает тип человека, характерный для данного этноса и обладающий чертами лица, которые, по местным взглядам, считаются красивыми.

Жрецы и колдуны народа бабембе (Конго) во время своих магических церемоний и заклинаний обращаются, например, к деревянной статуэтке, называемой «китеки», которая якобы позволяет установить контакт с богами, духами и дьяволами, узнать их волю, желание и решение, которые в истолковании колдуна доводятся до сведения членов племени. С помощью «китеки» жрецы всегда «узнают» имя, которым боги и духи хотели бы назвать новорожденного. «Этот идол, - пишет датский африканист Йорген Бич, -удивительное творение искусных рук человеческих. Он около двадцати сантиметров в высоту, и у него большие, широкие ступни, чтобы он не падал без надобности на неровной земле во время религиозных церемоний: упавший китеки приносит несчастье. (...) На животе у него татуировка, выполненная в форме волнообразных линий. Такая же татуировка и на животе у жреца. В ушах у китеки глубокие отверстия, через которые его дух выходит и потом снова возвращается в свою материальную оболочку» (*12).

В тесной взаимосвязи с фетишизмом и магией находится еще одна разновидность африканских автохтонных религий – «манна». В основе ее подразумевается «некая сверхъестественная, непостижимая для разума способность или потенция, которая в той или иной мере, вечно или временно, может быть присущей всему в мире, от предметов неживой природы до духов и богов, сказываясь и проявляясь в свойствах растений, поведении животных, судьбах людей» (*13). 

С «манной» непосредственно связаны сакрализация вырезанных из деревянных столбов - изображений, отдаленно напоминающих либо людей, либо животных, а также якобы обладающие магическими свойствами отдельные маски-фетиши, алтари и ритуальные принадлежности.

Инициация

Деревянная скульптура и маски также широко используются многими народами Западной и Центральной Тропической Африки в обрядах инициации, знаменующих собой перевод юношей и девушек в возрастной класс мужчин и женщин, а также связанных с посвящением молодежи в тайны и мифы племени. Обряд инициации заключается в специальной подготовке и особом ритуале вступления в качестве равноправных членов в род, общину, племя мальчиков и девочек (в основном по достижении половой зрелости).

Инициация совершается обычно раз в несколько лет. Примерно до десятилетнего возраста (в различных племенах возраст колеблется от iо до iy лет) представители мужской половины считаются мальчиками и занимаются выполнением несложных обязанностей, связанных со сбором съедобных фруктов и ягод, выпасом скота и т. д. 

Затем, когда они достигают необходимого уровня совершенства в своем деле, проявляют смекалку, умение и мужество, их включают в группу, подготовляемую к обряду инициации. Мальчики проходят эту подготовку под руководством специально выделенных старших, они в течение нескольких месяцев и живут в изоляции от своих родных, от всего племени. Их жизнь строго регламентирована, причем упор делается на коллективную деятельность, исключающую всякие проявления личной инициативы. 

Обычно все мальчики, готовящиеся к посвящению, обитают в одной хижине, расположенной в буше, и обучаются всем действиям, связанным с ремеслом, едой, отдыхом и развлечениями по указанию и распоряжению своего учителя. При этом юноши обучаются всему, что должен знать охотник и земледелец, а также проходят ряд болезненных испытаний и проверок на выдержку и выносливость (обрезание, татуировка), получают наставления о необходимости строгого исполнения правил и обычаев племени или общины, знакомятся с культовой обрядностью.

Особое значение приобретает сам обряд инициации и подготовка к этому ритуалу. Исходя из существующих у племени обычаев и мифов готовятся зооморфные и антропоморфные маски, устраиваются общий карнавал и танцы-спектакли. Так, например, у народа бакуба (Заир) инициация проходит следующим образом.

Вначале из специальных кольев сооружается изгородь, перед которой должен проходить обряд и большая часть церемонии. Колья изгороди переплетаются пальмовыми волокнами, а на их острие развешиваются различные деревянные маски, символизирующие мифы племени, особо почитаемых предков, животных, духов и т.д.

Сам обряд впечатляюще описан в книге В. Б. Иорданского «Африканскими дорогами»: «Ночью, когда деревня затихала, старейшины внезапно разрушали навес, где спали юноши. Они бросались на них с громкими криками, гудели в рога и гнали к глубокой канаве на окраине деревни. Эта яма была пуста, но предполагалось, что она якобы заполнена нечистотами. После этого ритуального осквернения посвящаемые бежали к речке и омовением очищались от воображаемой скверны. (...) Стук барабана созывал посвящаемых на центральную площадь. Но там на них нападали мужчины, уже прошедшие через обряд посвящения, и палками снова гнали к изгороди. Проскочив между кольев, юноши оказывались перед человеком в маске, который олицетворял прародителя племени - Ннупа. Новички сбрасывали одежду, а затем проскакивали между ног человека в маске. В это время начинал звучать специальный барабан, имитирующий рев леопарда. 

Женщины, представляя, что их дети погибли, начинали причитать. Но смерть посвящаемых была чисто символической. В ходе церемонии им вновь приходилось прыгать в яму, на этот раз наполненную водой. Наконец они «возрождались», вновь проползая между ног второго мужчины в маске. Он воплощал праматерь бакуба – Калиенгль» (*14). 

Обряд инициации, сопровождаемый различными танцами масок и маскарадными представлениями, заканчивался лишь на следующий день. «Возрождение» посвящаемых означало их превращение в равноправных членов племени, после чего они были обязаны уже беспрекословно выполнять все его обычаи.

Аналогичные церемонии, но с учетом женских обязанностей, устраиваются и при посвящении девочек в возрастной класс женщин. Эти ритуальные обряды, также окруженные тайной, включают в себя различные испытания, наставления, сопровождаются музыкой, пением, маскарадами и танцами в масках.

Нетрудно заметить, сколь велика роль масок в обряде инициации и какое важное место они занимают во всей церемонии посвящения, одного из главных этапов в жизни подрастающего поколения. Маски создают атмосферу экзальтации, таинственности, во много раз обостряют эмоциональное состояние молодежи, трепетно ожидавшей этого события в течение многих месяцев подготовки к нему. В сочетании с окружающей торжественной обстановкой, музыкой, танцами, неожиданными эффектами все это вместе взятое вызывает у посвящаемых особое душевное волнение и психологическое состояние, оставляет глубокий след в памяти и определенные ассоциации на всю жизнь.

Однако по мере постепенной, хотя и очень замедленной, эволюции на протяжении жизни многих поколений происходило выделение наиболее талантливых резчиков и все четче определялась их специализация в области деревянной пластики. Вначале наиболее одаренные мастера посвящали лишь часть своего времени этой работе, представлявшей как бы дополнение к их сельскохозяйственному труду в общине. По мере углубления общественного разделения труда, более очевидного расчленения сфер производственной деятельности на охоту, скотоводство, земледелие и появления в силу этого некоторого прибавочного продукта, обстановка менялась. Прибавочный продукт уже давал возможность общине содержать ремесленников и резчиков, выполняющих эту необходимую для всей общины работу.

Специализация резчиков по дереву усиливалась и в результате увеличения заказов членов общины на изготовление деревянных статуэток почивших предков. Причем заказчики всегда стремились обращаться к лучшим мастерам, чтобы получить наиболее правдоподобную фигурку умершего родственника, максимально передающую его портретные черты. За выполнение заказа рядовой член общины либо щедро одаривал мастера, либо отрабатывал за него определенное количество времени в поле. Все это содействовало росту полупрофессионального мастерства и создавало благоприятные условия для постепенного обособления группы наиболее талантливых мастеров-художников. Можно предположить, что эта стадия была одним из самых предварительных этапов формирования в недрах традиционного искусства будущих профессиональных художников.

Если рассматривать более современный этап развития традиционной, деревянной пластики народов Западной и Центральной Тропической Африки (в среднем где-то начиная с XX века, а у иных народов и ранее), то нельзя не согласиться со следующим замечанием У. Фэгга: «То, что африканское искусство представлено работами индивидуальных африканских мастеров, является вполне очевидным фактором, который тем не менее упорно не замечался до периода после второй мировой войны. В традиционной этнографической литературе считалось бессмысленным авторство танцевальной маски или фигурки предка, равно как, скажем, самострела или кухонного котла; когда авторы работ о «примитивном искусстве» - этом придатке современного искусства—обращались к африканской скульптуре и рассматривали ее сквозь некую мистическую дымку, получалось, будто она является коллективно-бессознательным продуктом - и это перед лицом самых реальных доказательств индивидуальной оригинальности» (*38). 

Это положение Фэгга в значительной степени разоблачает довольно широко распространяемый в западной литературе тезис о якобы «застывшем характере культуры негров» (*39).

Для того чтобы глубже понять профессиональное мастерство африканских мастеров, их технику исполнения, а также степень индивидуального воздействия на сам процесс создания произведения, необходимо ознакомиться с порядком, содержанием и особенностями их работы. С этой целью заглянем в мастерскую – «лабораторию» африканского резчика и понаблюдаем за всем процессом его творчества (*40).

Прежде чем приступить к изготовлению статуэтки, фигурки, маски или какого-либо другого предмета деревянной пластики, мастер выбирает породу дерева, наиболее отвечающую практическому предназначению будущего изделия. В арсенале его выбора множество различных пород, начиная от самых твердых, таких, как черное и красное дерево, и кончая самыми мягкими, легко поддающимися обработке и резьбе.

Большинство деревянных изделий все же делается из мягких пород дерева, несмотря на их сравнительно быстрое разрушение, так как это в значительной степени сокращает время работы, экономит силы и обеспечивает мастеру быстрейшее воплощение его творческого замысла. Из твердых пород обычно делалась и делается до сих пор домашняя посуда, в первую очередь крупногабаритные чаши и ступки, которые по своему предназначению должны выдерживать большие нагрузки, а также особо важные и ценные скульптурные изображения. В последнее время в связи с растущим спросом на изделия из твердых пород значительно увеличивается количество изделий из черного и красного дерева. 

Более сложная и кропотливая работа с твердыми породами окупается сторицей - статуэтки, вырезанные из этих пород, при полировке приобретают гладкую блестящую поверхность и сохраняются дольше, чем изделия из мягких пород дерева, поверхность которых, несмотря на полировку, остается шероховатой, матовой.

Приступая к работе, африканский мастер-резчик имеет дело, как правило, с цилиндрической древесной заготовкой, частью толстой ветки или ствола дерева. Учитывая, что только что срубленное дерево всегда легче поддается обработке, чем высушенное и затвердевшее, мастера, доставив из леса заготовку, тут же приступают к работе, пока из дерева не вышли «жизненные соки».

Изготовление деревянной скульптуры, несмотря на некоторые различия, свойственные отдельным народностям, в целом проходит четыре основные стадии: I стадия – «грубая обработка, приблизительное выявление основных пластических объемов при помощи топора или тесака»; II стадия – «более тщательная проработка основных масс, постепенное расчленение их на все более конкретные формы»; III стадия – «сглаживание», доведение до пластической определенности всех форм скульптуры при помощи резца и ножа; IV стадия – «окончательная проработка всех форм и исполнение мелких деталей, таких, как волосы, веки глаз, узоры одежды и т.п. Здесь чисто скульптурная форма обогащалась введением элементов декора» (*41).

После того как резьба закончена и скульптура почти готова, начинается полировка ее поверхности. До начала XX века африканские мастера для полировки использовали грубые и шершавые листья различных растений, затем - привозимую из Европы наждачную бумагу, которую применяют и в настоящее время. Скульптурные изображения, изготовленные из твердых пород дерева, в ходе полировки приобретают почти металлический блеск; полировка во многом улучшает и внешний вид изделий из мягких пород, придавая им теплый матовый оттенок.

С целью предохранения изделий от возможных трещин и расколов при высыхании дерева их натирают маслом и другими веществами (смолой, угольным порошком). Полировка и втирание масел обогащают пластику, создают игру бликов, причудливое сочетание света и тени. Отполированная поверхность изделий, то отсвечивающие, то ускользающие детали формы придают более затаенный и глубокий смысл содержанию произведения.

Скульптурные изображения из черного и красного дерева почти никогда не раскрашиваются; круглую скульптуру из мягких пород, обладающих желтым и светло-коричневым оттенком, в последнее время все чаще окрашивают в черный и реже - в другие цвета. Кроме того, изделия в основном из мягких пород дерева также нередко «чернят путем окуривания дымом ... и посыпают пудрой камвуда (*42) для того, чтобы защитить древесину от термитов. ..» (*43).

Маски в своем подавляющем большинстве монохромны. Однако у некоторых народов, например у йоруба, маски, изображающие человеческие лица, как правило, ярко и искусно раскрашиваются. Пестрая, экстравагантная раскраска, по мысли мастера, должна еще больше по
 
Рейтинг@Mail.ru